С января 2017 года журналисты и родители активно обсуждают новую суицидальную игру «Синий кит», якобы пришедшую на смену «группам смерти». Невзирая на отсутствие доказательств, эксперты пугают россиян новостями о самоубийствах десятков подростков и активно раздают советы родителям. Кто на самом деле виновен в популяризации «Синего кита» и стоит ли бояться зловещих кураторов из суицидальных сообществ.

Почему все вновь заговорили о суицидальных сообществах в соцсетях

Синий кит меня спасет.
В #тихий дом он приведет.
#f57 нам всем покоя не дает.
#f58 мы знаем, что помощь придет.
#я вырежу раз, два, три.
#синийкит меня спаси

У многих подростков этот странноватый стишок украшает стену во «ВКонтакте». Администрация соцсети считает их суицидниками и блокирует, но ребята создают фейки и продолжают репостить необычное послание к так называемым «кураторам».

Хештеги в стишке должны помочь попасть в «группы смерти», отвлечь россиян от обсуждения которых способен разве что выпуск «Пусть говорят» про изнасилование Дианы Шурыгиной.

В начале февраля «Центр интернет-технологий» (РОЦИТ) выпустил исследование с пугающим заголовком «Хештеги “групп смерти” обрушились на Instagram». Документ утверждает: хотя администрация «ВКонтакте» заблокировала и удалила предыдущие теги, зловещие администраторы суицидальных сообществ продолжают «воспроизводить кураторов и игроков». С января 2017 года зафиксирован 41 601 возможный участник «групп смерти».

Это действительно внушает опасения, так что спешивших придать происходящее огласке экспертов РОЦИТ глупо винить за то, что они не рассказали о методике подсчетов. Или не упомянули, что не каждый репостящий хештег подросток обязательно вступает в смертельную игру.

Кто связал игру «Синий кит» с массовыми самоубийствами подростков

Новость о возрождении «групп смерти» предсказуемо была воспринята как угроза общемирового масштаба. Даже Instagram, уже не первый год игнорирующий закон о персональных данных, обсудил ситуацию с Роскомнадзором и удалил более 300 ссылок с суицидальным контентом.

Правда, это не слишком помогло в борьбе с распространением новой зловещей игры, которую на этот раз прозвали «Синий кит». И за это стоит сказать отдельное спасибо СМИ. Замаскировав набор трафика под освещение общественно важной темы, журналисты сотен изданий тут же углубились в расследование и совместно с экспертами начали строить версии о том, кто стоит за кровавым флешмобом.

Например, вице-президент Российской криминологической ассоциации, доктор философских наук Игорь Сундиев винил во всем гибридную войну, призванную «переломить тенденцию на демографический рост». Журналист Александр Милкус толкует об «отголосках спецоперации против российских подростков».

Автор оригинального текста про «группы смерти», обозреватель «Новой газеты» Галина Мурсалиева перестала жаловаться на «сетевых павлинов», троллящих ее за книгу «Шлем безопасности ребенку в интернете», и вновь взялась за перо, не побоявшись поговорить с одним из анонимных «кураторов».

Тот угрожал некому волонтеру «уголовной лексикой и знанием его точного адреса», а самой Галине признался, что работает не в России и получает вознаграждение за каждую детскую смерть.

«Виртуальный маньяк говорит, что в ближайшее время суицид совершат 60 детей. Потом поправляется — 70. Для пущей убедительности, через день сообщает, что дело пошло, и шлет фотографии детских рук, довольно сильно порезанных. Возможно, это фотошоп. А если нет?» — гневается автор и жалуется на нежелание следователей «пробивать IP-адреса подстрекателей и немедленно являться к ним с санкцией на обыск».

Как боролись с «Синим китом»

На самом деле правоохранительные органы не сидели сложа руки: координаторов «групп смерти» арестовывали в Северной Осетии, на Украине и других странах СНГ.

В Казахстане силовики за полтора месяца насчитали 63 случая вовлечения детей в «группы смерти», а в России, по данным некоего источника, кураторы спровоцировали суицид двух юных жительниц Иркутской области.

Администрация «ВКонтакте» замораживала страницы регулярно постящих суицидальные хештеги пользователей и ввела специальную форму для жалоб, а многочисленные эксперты устроили негласный конкурс на самый необычный способ победить пропаганду суицида среди подростков.

Специалист по социологии молодежи Виктор Нечипуренко озвучил классический вариант с лишением детей «перепрограммирующего мозг» интернета. Лига безопасного Интернета предложила школьным учителям составить списки аккаунтов своих учеников в соцсетях, а члены аналитического координационного совета Негосударственной службы безопасности призвали создать реестр «групп смерти» и искать там объявления о продаже наркотиков.

Были и те, кто не поддался общей панике и считал «Синего кита» интернет-легендой, чья роль в якобы разворачивающейся эпидемии суицидов сильно преувеличена. Придерживавшиеся этой точки зрения полагали, что подростки вдохновляются историями про китов и создают одноименные группы, но не стремятся довести сверстников до самоубийства. Но массовая истерия заглушала отдельные разумные голоса. Еще бы, в «Синего кита» ведь теперь играют даже в Европе и Америке.

Кто и как играл в «Синего кита»

Новая суицидальная игра представляет собой немного более законспирированную вариацию «групп смерти».

На этот раз назвавшие себя кураторами администраторы создали сразу несколько фейковых аккаунтов и пабликов во «ВКонтакте». Во многих сообществах требовалось подписаться на резервную группу, которая активизировалась в случае блокировки основной.

После того как подросток размещал у себя на стене хештеги, подписывался на паблики и добавлялся в групповой чат, выходивший с ним на связь куратор последовательно выдавал ему 50 заданий и требовал фотоотчеты об их выполнении. В финале игрока якобы заставляли совершить суицид.

Снимки необходимо было присылать ровно в 4:20 утра, так что любимое время растаманов приобрело новый зловещий контекст. Сами задания нередко балансировали на грани безумия и идиотизма — кураторы просили нарисовать на листочке кита, вырезать лезвием на руке символы #f40 и #f57, выйти встречать рассвет на крышу или весь день колоть себя иголкой в руку. Впрочем, делать все это было совсем необязательно, ведь анонимные собеседники удовлетворялись оперативно найденными в Google скриншотами.

В одной из вариаций «Синего кита» подростку еще на 22-м задании сообщали дату его смерти, после чего он должен был «смириться» и дать клятву верности игре, а затем в течение 20 дней просыпаться в 4:20, смотреть психоделические ролики и оставлять порезы на руке.

Чтобы запугать игроков, кураторы кидали игроку ссылку со сниффером — программой, позволяющей узнать IP-адрес и примерный район проживания пользователя. Ссылки на снифферы легко найти в Google, и в мае 2016 года  с их помощью выяснилось, что один из организаторов «групп смерти» Мирон Сетх находился в Таиланде.

Подростков снифферы, конечно же, приводят в ужас, особенно когда при попытке покинуть игру им сообщают их домашний адрес и обещают убить родных. Из-за этого некоторые дети действительно не решались прекратить игру, хотя и доказательств того, что кто-то из них в итоге дошел до 50-го задания и совершил самоубийство, пока нет.

Более того, в этот раз наученная горьким опытом администрация «ВКонтакте» оперативно перекрыла доступ к самим группам, страницам их администраторов и тематическим хештегам. Последние даже не индексируются во внутреннем поиске соцсети.

Многие решившие присоединиться к игре жаловались на отсутствие сообщений от кураторов, так и не выславших им список заданий. Зато к ним стучались многочисленные противники «Синего кита», именующие себя «дельфинами». Их сообщества и общая модель поведения по сути скопированы с паблика «Море китов», администратор которого Филипп Челов в мае 2016 года пытался противостоять Филиппу Лису и его «группам смерти».

Он признавал, что его помощь подросткам сложно назвать квалифицированной, но он хотя бы пытался отговорить от суицида одиноких и несчастных. Сегодняшние «дельфины» занимаются тем же, но, благодаря постоянным блокировкам суицидальных групп и хештегов, гораздо эффективнее.

Как «Синий кит» пал жертвой изощренного троллинга

На суицидальную игру быстро ополчились вездесущие тролли, в том числе обитатели анонимного имиджборда «Двач». Именно они придумали и зафорсили шутку про «синего кента», послужившую сигналом к началу изощренных издевательств над кураторами.

С середины января тролли массово вступали в игру с фейковых страниц и слали кураторам абсурдные вопросы или ловили их на противоречиях. Например, утверждали, что выцарапанный лезвием на руке кит будет не синим, а красным, предлагали вместе употребить наркотики в 4:20 или представлялись сотрудниками силовых структур.

Некоторые кидали кураторам ссылки-снифферы, выясняли их домашний адрес и пугали уже выехавшим за ними спецназом ФСБ. На YouTube можно найти сотни роликов с названиями вроде «Троллинг и разоблачение кураторов», где пранкеры-любители с помощью голосовых модуляторов заставляют якобы причастных к гибели подростков анонимов извиняться и спешно удалять страницы.

В одном из роликов блогер с помощью сниффера выясняет адрес администратора «Синего кита», затем взламывает находящуюся рядом с его домом IP-камеру и убеждает его удалить свою группу, что тот незамедлительно и делает.

Автор другого видео издевается над куратором, называя его «голубым китом» и скидывая матерные песенки, а затем вычисляет его IP-адрес и заставляет извиниться. Тот, в свою очередь, признается, что на самом деле ему всего 13 лет.

Благодаря блогерам-троллям прогрессивная интернет-общественность и, что немаловажно, сами подростки наконец осознали истину, очевидную еще со времен «групп смерти» и Филиппа Лиса: в России нет и никогда не было зловещей секты, целенаправленно доводящей подростков до самоубийства. Более того, все анонимные кураторы игр со смертью чаще всего такие же подростки, как и их потенциальные жертвы.

Причем если у администраторов f57 были какие-то цели — Мирон Сетх хотел набрать много подписчиков и продавать рекламу, а Филипп Лис мечтал прославиться как исполнитель модного музыкального жанра витч-хаус, то нынешние «синие киты» просто хотят привлечь к себе хоть какое-то внимание.

Кто виноват и что делать

Почему же вся история с суицидальными сообществами привлекла общественное внимание именно сейчас? Скорее всего, это связано с тем, что игра дошла до стран СНГ, в том числе до Казахстана и Киргизии. Об этом свидетельствуют многочисленные публикации в местных СМИ, совпадающие по времени с зафиксированным РОЦИТ ростом числа хештегов.

При этом новая волна суицидальных сообществ быстро захлебнулась из-за грамотных действий администрации «ВКонтакте» и постоянного троллинга, но это не помешало журналистам раздуть сенсацию и вновь заговорить о развязанной против российских подростков гибридной войне.

И вряд ли кто-то из них задумывается о том, что дети всегда проявляют повышенный интерес к тому, что обсуждают и уж тем более запрещают им взрослые. Ежедневно видя репосты новостей про суицидальные группы в ленте «ВКонтакте» (а именно так современная молодежь потребляет информацию), они ради интереса вступали в игру, что в итоге могло привести к печальным последствиям. Не факт, что привело, но всем плевать — сейчас любое подростковое самоубийство на автомате ассоциируется с «синими китами».

Россиян не интересует, что дело против находящегося под арестом Филиппа Лиса, по слухам, разваливается из-за отсутствия доказательств, и никаких данных о 15 доведенных им до самоубийства подростков у обвинения, похоже, нет.

Но проблема даже не в этом. Родители в нашей стране просто не привыкли разговаривать с детьми и быть для них одновременно моральным авторитетом, лучшим другом и опытным советчиком. Им невдомек, что их ребенка, возможно, бьют и унижают в школе, он стесняется первых выскочивших на лбу прыщей или расстраивается из-за немодных джинсов.

Непонятно взрослым и повальное увлечение подростков соцсетями и гаджетами. Казалось бы, давно пора признать, что для молодого поколения условный iPhone — нечто большее, чем просто устройство с доступом к сети и функцией звонков. Но многие родители все еще уверены, что интернет пагубно влияет на детей и всячески стараются оградить их от общения в онлайне.

Неудивительно, что при таком отношении подростки все чаще увлекаются странными, но провокационными вещами, вроде тех же «групп смерти», роликов шутящего про половой акт с матерями хейтеров блогера Юрия Хованского или музыки желающего «быть автоматом, стреляющим в лица», рэпера Хаски.

Родителям эти пристрастия понять трудно, да они и не пытаются. Ведь вместо того, чтобы выслушать ребенка и посоветовать ему разумную альтернативу, куда легче начитаться истеричных статей про «синих китов» и напялить ему на голову пресловутый «шлем безопасности в интернете».

Источник: lenta