Таллин, один из первых курортов Российской империи, принимает любителей морского воздуха более 200 лет. Но коронованные отпускники и подданство мало повлияли на северный характер и традиции. Эстонцы, как и прежде, по-скандинавски сдержанно себя ведут и по-деревенски сытно готовят.

Эстонцы искренне обижаются, когда их относят к Восточной Европе. Местные жители твердо считают себя северными европейцами. История, география и климат Эстонии действительно лежат на стыке Германии и Скандинавии. В XIII веке земли попали под управление крестоносцев, и со времен Ливонского ордена немецкая культура и менталитет оказывали на местных ключевое влияние. Три века спустя нынешняя Эстония досталась шведам, у которых эту территорию по итогам Северной войны отобрала Российская империя.

Немцев было здесь почти столько же, сколько русских, то есть всего несколько процентов. Однако выходцы из немецких слоев на протяжении нескольких веков занимали видные государственные посты, а эстонцы подстраивались под вкусы условных экспатов.

Салака и «звезды»

Городские гастрономические традиции — насквозь немецкие — гарантируют туристу широкий набор мясных деликатесов. Сельские — ближе к скандинавским, предполагают много картофеля и рыбы в меню. Именно такую кухню и называют здесь традиционно эстонской. Продукты чаще варят и тушат, реже запекают, а жарят по совсем исключительным случаям.

Из приправ почти всегда в том или ином виде присутствует тмин. Стоит прихватить в качестве сувенира сыр с тмином: местные сыровары вообще редко разочаровывают ценителей. В некоторых заведениях предложат тминную настойку собственного приготовления, которая мигом избавляет от московского ноябрьского насморка.

В последние несколько лет страна в буквальном смысле помешалась на кулинарии и ресторанной культуре: местные с нетерпением ждут, когда в страну придет гид Мишлен и в ожидании раздают собственные «звезды» ресторанам. В центре внимания — деревенская еда в современном прочтении. Из блюд попроще — свинина, салака, картофель во всевозможных вариациях, ягоды и грибы в соусах или в качестве самостоятельного блюда.

В заведениях, отмеченных «звездами», меню более затейливое: икра сига в сметане и мороженое из речных раков. А на десерт, помимо традиционных сладостей, можно попробовать карамелизированный мох, пресноватый и необычный на вкус, но все-таки, пожалуй, съедобный.

Немцев и скандинавов, несмотря на все кулинарные различия, объединяет любовь к хлебу, помноженная в Эстонии надвое. Почти в каждом заведении здесь подадут несколько видов хлеба, часто — собственной выпечки, а к ним — свежее масло со специями и травами.

Пекут собственный хлеб не только рестораны, но и обычные домохозяйки. Ежегодно в стране проводится национальный конкурс рецептов: лучшую рецептуру пускают в массовое производство. Если в магазинах вы видите упаковку с надписью, например, «Хлеб от Риты», то перед вами — изделие по рецепту победительницы конкурса.

Хотя в традиционной кухне скандинавские традиции взяли верх, национальный напиток эстонцев — родное немцам пиво. Его готовят на разные лады на многочисленных крафтовых пивоварнях, которые популярны в Эстонии не меньше, чем в России.

Каменный Таллин

Средневековый Старый город в Таллине, один из лучших по сохранности в Северной Европе, исторически разделен на две части. Верхняя (Вышгород, или Тоомпеа) соединена с Нижним городом двумя улицами — «длинной ногой» и «короткой». Первая — прямая, вторая — узкая и извилистая, но желающим поглазеть на средневековые каменные постройки стоит одолеть оба маршрута. Тем более там и тут разбросаны многочисленные кафе, рестораны и сувенирные лавки.

Верхний город, бывшая столица Эстляндии — одной из трех прибалтийских губерний Российской империи, стоит на известняковом плато, которое тянется от Швеции через Балтийское море до самого Петергофа. Здесь можно увидеть самое старое здание в городе, замок Тоомпеа, который строили с 1219 года датские крестоносцы и позже перестраивали тевтонцы. В XIII веке датчане дали городу еще одно новое имя — Ревель, и под этим названием он позже перешел под управление российской короны.

Сердце Нижнего города — Ратуша, единственная в Северной Европе из дошедших до нас готических зданий подобного рода. Напротив скромно ютится Ратушная аптека, которая не меняла адреса с середины XV века и считается одной из самых старых европейских аптек. К тому же периоду восходит традиция украшать Ратушную площадь рождественской елкой.

Таллин — единственное место в Северной Европе, где сохранилась крепостная стена. На двух с половиной уцелевших километрах уместились 26 башен. Большинство из них принадлежат городу или государству и открыты для посещения. В названиях проглядывает местный юмор, с которым эстонцы часто говорят о своей истории. Так, постройку 25 метров в диаметре со стенами шестиметровой толщины прозвали Толстой Маргаритой в честь построившей ее королевы Маргариты I Датской. Во внушительном здании сегодня помещается Морской музей Эстонии. Неподалеку стоит башня поменьше по прозвищу Тощий Эрик — в память о супруге Маргариты, Эрике Померанском.

Достается от жителей и более современным достопримечательностям. Так, памятник жертвам демонстрации 1905 года, изображающий раненого мужчину и женщину, вскинувшую вверх руку, горожане называют «Мама вызывает скорую, папе плохо».

Южнее Старого города — буржуазная архитектура времен Первой эстонской республики с налетом северной функциональности. Центр — Таллин Сити — с 2000-х годов застраивают авангардными зданиями.

Недалеко от вокзала растет хипстерский квартал, наполненный дизайнерскими магазинами и креативными ресторанами. По поводу местоположения тут шутят, что в Таллине любят есть на помойках, а хороший ресторан лучше искать на пустыре или заброшенной фабрике.

Но на традиционных туристических маршрутах кормят ничуть не хуже, порой удачно вписывая кулинарные аттракционы в исторический антураж. Неподалеку от Ратуши туристам предложат отужинать в ресторане без электричества, где в полумраке варят глинтвейн в огромном чане. А на мощеных камнем улочках с готовностью нальют местное пиво, к которому присоветуют местную таллинскую кильку. Не забывая, конечно, отметить, что она на порядок нежнее латвийской.

Деревянные кварталы

Таллинский район с русскими корнями — Кадриог — лежит совсем близко к Старому городу и составляет ему резкий контраст своими деревянными постройками. Эти кварталы называют долиной Екатерины и детищем Петра Великого, в 1710 году захватившего Эстляндию. Через несколько лет Петр начал строить здесь свою резиденцию — в окружении парка со множеством фонтанов. Работники для резиденции выписывались из Московской и Владимирской областей, и постепенно дворец оброс деревянными кварталами, которые иногда именуют Русской слободой. Теперь неподалеку — резиденция президента Эстонии, и местная недвижимость мало-помалу становится все дороже и престижнее. Рядом с постройками царского периода — дачи середины и конца XIX века. Квартал изобилует музеями, один из которых вырублен прямо в скале.

Однако моду на ревельские курорты среди русских ввел вовсе не Петр, а Николай I, причем сделал это совершенно случайно. Романовы, богатые на немецких родственников, отдыхали в районе современного города Росток, первого балтийского курорта. Когда дочери Николая в очередной раз направлялись на отдых и проезжали мимо Ревеля, им сообщили, что в Ростоке обнаружили холеру. Было решено остановиться там же, где их застала неприятная новость, тем более что у семьи Романовых в Ревеле был собственный дом. Оказалось, курзал и море здесь ничем не хуже.

Здешние купальни упоминались еще при Ливонском ордене, и без всякой связи с российской короной, говорят историки. И все же императорское семейство посещало Ревель в течение 40 лет, за ним потянулись дворянство и интеллигенция, и слава курорта приобрела совсем другие масштабы.

Но любителей именно купаний осторожно предупреждают, что собственно водные процедуры на море дворянство освоило довольно поздно. Модная среди высших слоев талассотерапия предполагала солнечные ванны, возможность послушать шум моря и подышать морским воздухом. Купания к этим процедурам добавили только к концу XIX века.

Таллинский променад с точки зрения талассотерапии (как ее представляло дворянство) — место как нельзя более подходящее. В Балтийском море мощные приливы и отливы происходят с трехнедельным интервалом. И в период с начала июля до начала августа на здешнее побережье выбрасывает тонны водорослей, из которых делают агар-агар. За редкую возможность получить дозу йода таллинское побережье прославилось среди немцев как люфткурорт — «воздушный курорт», если дословно переводить на русский.

За спа и солнцем

Лето в Таллине — это лотерея, признаются местные. Талассотерапия обеспечена, а вот водные процедуры при комфортной температуре гарантировать нельзя. «У вас вообще купаются?» — традиционно спрашивают приезжие. «Ну как, немножко алкоголя, и купаются», — неторопливо отвечают таллинцы. Как обитатели настоящего морского города, они давно привыкли к ветру и замечают только штиль, который случается всего 20-30 дней в году.

К тому же северное побережье Эстонии — это каменистые пляжи и скалы, принесенные морем из Скандинавии валуны. Дюны и песчаные берега, которыми известна Прибалтика, встречаются в основном в устьях рек, как, например, самый большой городской пляж в Таллине.

Но за купанием и солнечными ваннами таллинцы нередко отправляются в Пярну, летнюю столицу Эстонии на берегу Балтийского моря. Население городка, в котором набирается 40 тысяч постоянных жителей, в летний сезон вырастает в несколько раз.

Первые пансионаты строились здесь с конца XIX века, а сегодня город славится спа-комплексами с многочисленными оздоровительными и косметическими процедурами. Антураж, в котором предстоит оздоровиться, можно выбрать на любой вкус. Историческое здание Пярнуской лечебницы, известной грязе- и торфолечением, — теперь модный спа-бутик. В гулких залах со статуями в греческом стиле посетителям предлагают солнечную комнату, разнообразный массаж, криотерапию и уход с французскими косметическими препаратами, а также бутик тишины, где легко отвлечься от суеты и городского шума. Впрочем, бутик — скорее одолжение тем, кто спасается от детских криков в период школьных каникул, когда отели заполнены семьями. Но даже в каникулы Пярну сам по себе остается невероятно тихим городом без всякой суеты.

В современных спа-комплексах гостям доступны водные процедуры от солевой бани и хамама с можжевельником до бассейна с водой Мертвого моря. На пярнуских туристических хуторах в некотором удалении от города — баня с медовыми процедурами, а также можжевеловые веники вдобавок к традиционным березовым. Персонал в большинстве отелей и спа-комплексов неплохо говорит по-русски.

Пять сезонов в Пярну

Разместиться в Пярну тоже можно на самый разнообразный лад. Одна из главных достопримечательностей города — вилла Амменде, которую один из самых богатых местных купцов построил в качестве свадебного подарка дочери. Особняк 1905 года предлагает номера с обстановкой того времени, стоимость которых доходит до 500 евро за ночь. Правда, завтрак подают на старинной посуде с серебряными приборами. Виллу венчает небольшая башня, в которой теперь организуют романтические ужины и, как уверяет персонал, успешно были сделаны десятки предложений руки и сердца.

В отелях, даже на самом берегу, цены на порядок ниже: за 70 евро есть шанс получить номер с уже включенными оздоровительными процедурами или посещением аквапарка.

Но вне зависимости от уровня размещения в Пярну туристам всегда доступен пляж с белым песком и пахнущий можжевельником променад. Мелководье у берега моря быстро прогревается, и в середине лета его температура доходит до 26 градусов.

Местные власти изо всех сил стараются продлить сезон, организуя музыкальные фестивали и спортивные соревнования.

Ближайшего наплыва гостей ждут на Рождество: дух остановившегося времени, который окутывает Пярну, очень подходит для этого праздника. Туристам, готовым потерпеть до весны, обещают показать половодье, которое эстонцы называют пятым временем года, приглашая на речные походы по затопленным областям.

Гастрономические удовольствия и спа, впрочем, доступны в Пярну круглый год и в разных ценовых сегментах. Даже в ноябре открыты и семейные ресторанчики с домашней кухней, и дорогие «звездные» рестораны при отелях.

* * *

Накормить туристов в Пярну, кстати, готовы практически везде. Самая популярная экскурсия в местном музее включает дегустационную часть: посетителям дают попробовать, например, мясо кабана («Прошло ветеринарный контроль», — гордо замечает гид), которым питались первые поселенцы, и кисломолочный напиток с добавлением камы — популярной еще столетия назад смеси дробленых круп.

Завершает экскурсию кусочек советского прошлого — полированная стенка, телевизор 70-х годов и десерт «Пестрая собака» из печенья и сливочного масла. И только в этот момент, признаются туристы, они вспоминают, что считали Эстонию частью Восточной Европы.

Источник: lenta