Как следует из доклада МОТ и Европейского фонда по улучшению условий жизни и труда, объем сотрудников, работающих удаленно вне офиса работодателя, продолжает расти. В развитых странах их доля на рынке труда составляет 17% и в ряде стран, в частности в Японии и США, уже достигает почти 40% от всех работающих. В большинстве случаев сотрудники, работающие удаленно, занимают позиции менеджеров или специалистов и при этом соответствуют критериям самозанятых.

В среднем по странам Евросоюза доля сотрудников, работающих в удаленном режиме, достигает 17% от объема всех занятых и в ближайшем будущем продолжит расти. Такие данные были представлены в докладе МОТ и Европейского фонда по улучшению условий жизни и труда.

Как следует из доклада, в странах ЕС около 10% сотрудников в 2015-2016 годах работали удаленно время от времени, 5% работают фактически вне привязки к офису, 3% работников ежедневно выполняли удаленную работу из дома. Наибольший уровень таких сотрудников был зафиксирован в Дании (9% работающих из дома, 10% часто работающих вне офиса в различных местах, 15-18% работающих удаленно время от времени), Швеции (5%, 10% и 18% соответственно) и Нидерландах (6%, 10% и 14%), наименьший — в Чехии (2%,3% и 5%), Греции (2%,3% и 4%) и Италии (1%, 2%, 6%). Наиболее высокие показатели удаленной работы за пределами Европы демонстрируют США и Япония — 37% и 32% работников соответственно.

В большинстве случаев (около 40%) сотрудники, работающие удаленно в странах ЕС, занимают позиции менеджеров или специалистов. Большая часть из них (60%) отвечают европейским критериям самозанятых, однако если они работают по найму, то большинство трудится по расписанию полного рабочего дня (67%). Схожие данные были зафиксированы для США, Индии и Японии. В среднем более 60% занятых удаленно работают из дома, 16% — на рабочих местах, предоставляемых заказчиком, и 11% — во время поездок на транспорте. Женщины предпочитают работать из дома несколько чаще мужчин, отмечают авторы доклада.

Как сказано в докладе, удаленная работа на дому в ряде стран, например во Франции, продвигалась правительством для улучшения условий труда — возможность выбрать гибкий рабочий день или работу вне офиса была частью социальной политики по поддержанию уровня работающих женщин. В то же время другой сегмент удаленной занятости, включающей в себя, например, дополнительные часы работы, требует более четкого регулирования трудовым законодательством. «Такая работа должна была бы попадать под определение неоплачиваемой сверхурочной, что может быть основанием для повышения зарплаты такому работнику»,— говорит эксперт Еврофонда Оскар Варгас.

Подсчитать количество удаленных работников в России из-за сложностей их учета пока не представляется возможным. В то же время ряд данных дают исследования фрилансеров. Так, по данным Высшей школы экономики, пока их доля от общего числа сотрудников на российском рынке труда составляет не более 2% (до 1,5 млн человек). По данным переписей, для около 80% всех фрилансеров доход от такой работы не определяет их социальный статус — это, по сути, «совместители»: студенты вузов, частные предприниматели, домохозяйки, настоящие совместители, то есть штатные сотрудники организаций, подрабатывающие фрилансом. Примерно две трети (64%) фрилансеров — это люди с полным высшим образованием, у 30% высшего образования нет, а у 6%, наоборот, есть два высших образования или ученая степень. Средний возраст фрилансера — 33 года, среднее время работы в таком качестве — три-четыре года. В целом фрилансеры получают за свою работу около 33 тыс. руб. в месяц — чуть меньше средней зарплаты в экономике, порядка 36 тыс. руб. в месяц.

Источник: Коммерсантъ