В России в ближайшие годы планируют повысить пенсионный возраст. Делается это под давлением экономических и демографических проблем. По оценке доктора экономических наук, замдиректора по научной работе Института мировой экономики и международных отношений РАН Евгения Гонтмахера, в таких условиях рассчитывать только на государственную помощь не стоит. Заботиться о будущем придется самим.

О пенсионном возрасте

Корреспондент: Сегодня все больше говорят о неизбежности повышения пенсионного возраста. Почему это все-таки неизбежно?

Евгений Гонтмахер: Я не считаю это неизбежностью — по крайней мере, в нынешних российских обстоятельствах. Есть тому демографические причины — и это даже не средняя продолжительность жизни, которая у нас, конечно, низкая по сравнению с развитыми странами. Есть такое понятие, как число лет, которые человек живет на пенсии. В тех странах, где пенсионный возраст 63-65 лет, люди потом живут еще 15-20 лет.

Идея в том, что работающего юного меньшинства уже не хватает на то, чтобы прокормить пенсионное большинство.

Это тоже не совсем так. Есть пенсионный фонд, куда поступают отчисления от зарплат тех, кто работает, и пенсионеры, которые получают свою пенсию оттуда. Это называется «солидарной», или «распределительной» системой. И действительно есть арифметика. Понятно, что работающих меньше, а пенсионеров больше, и платить пожилым людям все сложнее. Но это все может решаться и без повышения пенсионного возраста. Например, много лет обсуждается идея, которая пока не дошла до практической стадии. Речь о том, что у нашего государства есть большие активы. Некоторые компании принадлежат ему на 100 процентов. Я считаю, что каждому нашему пенсионеру нужно открыть счет, где он будет получать какие-то деньги из дивидендов этих компаний.

Нынешняя пенсионная система в России непонятна, и эта неясность является источником претензий в ее несправедливости. А вот такое распределение нефтяной, газовой и прочей ренты вполне справедливо.

А есть какие-то аналоги в мире?

Норвегия с ее фондом будущих поколений. Да, там пенсионерам не выплачивают напрямую из этого фонда, но все знают, что он существует для обеспечения старости — и тех поколений, которые живут сейчас, и тех, которые будут. У нас был создан аналог — Фонд национального благосостояния. Но куда пойдут деньги ФНБ, призванного подстраховать пенсионную систему? На строительство стадионов к чемпионату мира по футболу, на другие проекты вроде строительства дорог. У меня возникает вопрос: почему средства из этого фонда, особенно сейчас, в сложной ситуации, когда падают доходы и пенсии обесцениваются, не направить на помощь пенсионерам? То есть могут существовать какие-то выходы на ближайшие годы, быть может, не стратегические, не на 20-30 лет вперед, а для нынешних пенсионеров и тех, кто скоро выйдет на пенсию. И таких вариантов может быть достаточно много.

Об «исчезнувших» пенсионных накоплениях

Вице-премьер Ольга Голодец заявила, что по итогам 2015 года россияне потеряли 200 миллиардов рублей в негосударственных пенсионных фондах. Фонды назвали это клеветой. Но 200 миллиардов рублей — не иголка в стоге сена!

Конечно, это большие деньги. Негосударственные пенсионные фонды по итогам прошлого года получили доход. Вы знаете, что там скапливаются шесть процентов из наших социальных взносов, сделанных людьми 1966 года рождения и моложе. Эти деньги инвестируются в депозиты банков, ценные бумаги и так далее. В прошлом году это инвестирование принесло прибыль, составившую 5,5 процента от того, что было вложено. Несколько десятков миллиардов рублей приросло. Но Голодец обратила внимание (и не совсем справедливо, как мне кажется) на то, что инфляция-то была выше — 12 процентов по прошлому году. В этом смысле действительно произошло некоторое обесценивание тех денег, что лежат на накопительных счетах. Но это не потеря, а недополученный доход.

Оценивая деятельность НПФ, надо понимать, что они работают с «длинными» деньгами. Средства вносятся в течение 20-30-40 лет. На протяжении этого периода случаются кризисы, когда доходы ниже инфляции, но затем наступает время (и у нас оно, кстати, было совсем недавно), когда доходность выше инфляции. Как показывает мировой опыт, за 30-40 лет деньги по крайней мере не обесцениваются в этой системе. Просто не надо пороть горячку, а следует совершенствовать финансовые инструменты и улучшать экономику.

Дипломатично назову вас «юным пенсионером». Если бы у вас был выбор, вы бы оставили деньги в государственном управлении или передали в частное?

Я бы, безусловно, передал в частный пенсионный фонд. Их можно выбрать, все есть в интернете, просто надо не полениться выяснить. Некоторые из них, кстати говоря, в прошлом году получили доходность больше средней, которая близка к уровню инфляции. Но тут надо следить, каждый год делать расчеты, сопоставлять. Забота о старости требует и ваших собственных усилий. А не по той философии, которая принята у нас: «Ну, если доживу, государство мне что-то даст».

О заморозке пенсионных накоплений

Сейчас в очередной раз обсуждается вопрос заморозки пенсионных накоплений, причем, что интересно, сторонником выступает Минфин, который прежде возражал против этого. В чем дело, почему министерство пересмотрело свою позицию?

Просто финансовая ситуация ухудшается. Дело в том, что еще два года назад, когда заморозка произошла впервые, предполагалось, что ситуация выправится. К сожалению, не получается. Недавно Минфин опубликовал прогноз, согласно которому, если не проводить никаких реформ в стране, мы будем жить 15 лет без экономического роста. Поэтому они озаботились тем, что пенсионный фонд надо чем-то поддерживать. Сам себя — просто за счет страховых платежей — ПФР содержать не может. И каждый год Министерство финансов переводит пенсионному фонду более триллиона рублей по разделу «социальная политика». Здесь уже деваться некуда, поэтому Минфин и выступил с этой инициативой — чтобы эти несколько сотен миллиардов рублей были направлены не в частные фонды, а в сам ПФР, чтобы у меня и еще 40 миллионов пенсионеров хотя бы в номинальном выражении пенсии росли.

Но в перспективе это стране ничего хорошего не даст?

Я думаю, что, к сожалению, эта заморозка скоро станет постоянной. Эти шесть процентов от дохода, которые теоретически еще могут пойти в накопительную часть, через год-два будут просто официально отменены. Все 22 процента будут напрямую поступать в пенсионный фонд. И мы снова возвратимся к чисто распределительной системе, которая рискованна хотя бы в силу демографии.

О балльной системе и достойной старости

Есть понятие коэффициента замещения — то есть соотношения пенсии к получаемой зарплате. У нас он составляет 30 процентов. В среднем в мире он выше на 10 процентных пунктов. Что сделать, чтобы повысить этот показатель?

Радикальных решений, чтобы за год-два все поправить, здесь не существует. Для чего вообще вводили этот обязательный накопительный элемент в 2002 году? Прежде всего, для людей молодых — чтобы лет через 30-40 они могли независимо от демографии иметь собственные деньги, а не только государственную гарантию. В 2002 году отменили максимум зарплаты, с которой берется пенсионный взнос, и фактически отменили максимум пенсии, который существовал всегда в советское и раннее российское время. К сожалению, через несколько лет это правило опять же отменили. Знаете, какие пенсии получают сейчас люди, которые в эти несколько лет имели большую «белую» зарплату? 40-50 тысяч рублей — читатели, наверное, не поверят. Хотя я знаю таких людей. Это, конечно, люди работающие, которым каждый год их размер пенсии пересчитывается. Правило «сколько заплатил, столько и получил» необходимо было развивать.

Удалось ли вам разобраться с балльной системой начисления пенсий?

Мне — да. Но для этого надо специально заниматься вопросом, а я им занимаюсь много лет. На самом деле все очень просто, если объяснить на пальцах. До введения балльной системы за вас заплатили, скажем, 100 рублей. Эти деньги либо были зафиксированы на вашем счету для последующей выплаты страховой части, либо пошли в упомянутые шесть процентов пенсионных накоплений. Теперь у вас будет учтено не 100 рублей, а сумма, подсчитанная с учетом коэффициента, который каждый год устанавливает правительство. Этот коэффициент переводит начисленные рубли в баллы, и высчитывается он в зависимости от того, сколько денег собрали в пенсионном фонде. По сути, ваша пенсия зависит от общего финансового положения ПФР. И если фонд собрал меньше денег, что возможно (пока еще нет, поскольку в номинальном выражении зарплаты растут), то ваши 100 рублей будут стоить меньше — например, 80.

Кроме того, там есть второй коэффициент, который пока не используется. Речь о поправке на демографическую ситуацию. Когда соотношение между пенсионерами и работающими снова ухудшится, правительство дополнительно «откусит» от ваших 100 рублей — потому что надо же платить нынешним пенсионерам. Суть балльной системы в том, что за счет молодых поколений содержится нынешнее поколение пенсионеров в большей степени, чем до того. Когда эти молодые люди придут получать пенсию, они могут спросить: «Я всю жизнь платил пенсионные взносы, почему сейчас я получаю копейки — меньше, чем мой отец с той же зарплатой?» Понятно, что не все до этого времени доживут, но пенсионные дела — очень долгосрочные, и это надо иметь в виду.

Каков совет профессионального экономиста — рожать детей, складывать деньги в матрас и рассчитывать на свои силы?

К сожалению. Я сторонник того, чтобы государство участвовало в нашем пенсионном обеспечении. Но видимо, для ближайших поколений участие государства будет минимальным. Что-то оно, конечно, будет платить, но этого будет недостаточно для жизни. Поэтому каждый должен выстраивать собственную пенсионную стратегию. Надо вкладываться в собственных детей, хоть это и архаично звучит, — чтобы у них была хорошая работа, чтобы они могли вам помогать. Во-вторых, надо вкладываться в себя. Следует как можно дольше работать, если вы чувствуете себя хорошо, следить за здоровьем. Вот недавно приезжал госсекретарь США Джон Керри, ему 72 года, но он странствует по миру. Наш министр Сергей Викторович Лавров тоже в неплохой форме. Надо равняться на примеры творческого, нормального долголетия. Нужно обрастать недвижимостью. Да, в нынешней ситуации это сложно — и денег нет, и рискованно. У каждого своя ситуация, но рано или поздно это понадобится. Лучше выходить на пенсию, имея две квартиры: одну сдаешь, во второй живешь. Но надеяться исключительно на пенсионные выплаты невозможно, если выстраиваешь собственную пенсионную стратегию. Есть понятие «старость» и есть понятие «жить на пенсию». Это разные вещи, и это следует понимать.

Источник: lenta