Way of the Future — религиозная организация, основанная бывшим программистом Кремниевой долины, хочет в буквальном смысле сотворить божество на базе искусственного интеллекта для «улучшения общества».

Будущее, которое еще пять лет назад казалось научной фантастикой, сегодня стало реальностью. Не в последнюю очередь это стало возможным благодаря специалистам из Кремниевой долины. Транспорт без водителя? Есть. Глобальная информационная сеть? Есть. Автономный мотоцикл? Пожалуйста. Логично, что следующим детищем программистов и инженеров просто обязана была стать религиозная организация, поклоняющаяся ИИ!

Энтони Левандовски (Anthony Levandowski), который находится в центре юридической битвы между Uber и гугловским Waymo, учредил некоммерческую религиозную организацию под названием «Путь будущего» (Way of the Future), согласно Wired.com. Миссия новой церкви звучит так: «Развитие и продвижение реализации Божества, основанного на искусственном интеллекте, а также постижение и поклонение этому Богу, что способствует улучшению общества».

Левандовски был одним из основателей автономной компании-перевозчика Otto, которую Uber купил в 2016 году. В мае он был уволен из Uber на фоне утверждений о том, что украл секретную информацию о сотрудничестве с Google, чтобы с ее помощью разработать технологию автопилота для Otto. Его религиозный проект впервые был зарегистрирован в 2015 году. Сейчас команда, работающая над созданием «Бога из машины», отказывается давать комментарии о предполагаемом поведении ИИ, но мировая история уже многократно доказала, что любые крупные научные и технологические открытия приводят как к свержению старых идолов и стереотипов, так и к формированию новых.

Юваль Ной Харари, знаменитый историк-медиевист, отмечает, что «именно поэтому божества народов с аграрной культурой отличались от божеств охотников-собирателей; поэтому условный «рай» в представлении крестьянина и фабричного рабочего выглядел совершенно по‑разному, а технологии XXI века порождают религиозные течения на порядок чаще, чем средневековые верования». Религии, по мнению Харари, должны идти в ногу с технологическими достижениями, иначе в противном случае они станут попросту неуместными и потеряют способность понимать и давать верующим правильные ответы касательно трудностей, с которыми те сталкиваются на жизненном пути.

Синтез технологий и религии

Кристофер Бенек, пастор из Флориды и основатель «Христианской трансгуманистической ассоциации» (Christian Transhumanist Association), тоже отмечает, что современная церковь проводит некомпетентную политику для того, чтобы к ней обращались люди вроде специалистов из Кремниевой долины. Его мнение можно понять: согласно идеалам движения трансгуманизма, человек должен максимально раскрыть потенциал своего тела, разума и духа с помощью комплекса, включающего в себя последние достижения в сфере науки, технологий и новейших духовных практик — на что многие современные католические организации смотрят косо и даже с открытым порицанием.

Кремниевая долина стремится к синтезу религии и технологий изо всех сил. Ученые разработали комплекс квазирелигиозных концепций, в том числе и «сингулярность», гипотезу о том, что в какой-то момент машины поумнеют настолько, что будут превосходить человека не только физиологически, но и в плане разумного мышления. Это, в свою очередь, приведет к созданию сверхчеловеческого интеллекта, настолько сложного, что наши крошечные «мясные» мозги в конечном итоге будут не в состоянии его постичь. Чем не божество грядущего века?

Для футуристов, таких как Рэй Курцвейл, это означает, что человечество вступит в эру цифрового бессмертия: люди получат возможность интегрировать свое сознание в электронные носители и продолжать существование даже после биологической смерти тела. Другие гении, к примеру Элон Маск и Стивен Хокинг, предупреждают, что подобные системы представляют собой экзистенциальную угрозу для всего человечества. Помните знаменитое высказыванием Маска на конференции 2014 года? «С помощью искусственного интеллекта мы призываем демона! Во всех мрачных историях есть парень, который уверен, что сможет обуздать Дьявола с помощью пентаграммы и святой воды — и у него никогда не выходит». Шутки шутками, но и в этих словах есть изрядная доля истины.

Пастор Бенек утверждает, что продвинутый ИИ прекрасно совместим с христианской верой — в конце концов, это всего лишь еще одна технология, которую люди создали под чутким руководством Бога и которая, как и все в нашем мире, может быть использована для злых или добрых дел. «Я абсолютно уверен, что ИИ может принимать участие в искупительных целях Христа», говорит он, подразумевая, что сама идея искусственного интеллекта проникнута христианскими целями. По мнению Бенека, даже если человек с подозрением относится к организованной религии, подобное «причастие» через технологии будет для него куда лучшим способом встать на истинный путь.

Для Золтана Иштвана, еще одного последователя трансгуманизма и «восстановления католицизма», сингулярность — это точка схождения науки и религии в единое целое. «Бог, если понимать под этим словом самое могущественное явление во Вселенной, безусловно представляет собой чистый, идеально организованный интеллект», говорит он, обращая внимание, что этот вселенский разум буквально охватывает все сущее, управляя им посредством субатомных манипуляций. «Возможно, существуют и другие формы интеллекта, куда более сложные, чем мы можем себе представить, подобные «призраку в машине» (идеи о самозарождении машинного интеллекта)», добавляет он.

Для Иштвана бог, основанный на ИИ, выглядит более рациональным и привлекательным, чем существующие концепции (он известен высказываем про то, что «Библия — садистская книга»). Он надеется, что этот Бог станет объективной реальностью и, в случае успеха, будет творить на благо человека.

Искусственный Бог и человек

В настоящий момент информации о том, связано ли будущее божество Левандовски с любыми существующими технологиями или же оно является чем-то совершенно уникальным, пока нет. Ясно одно: уровень прогресса, в рамках которого возможны проекты вроде «божественного ИИ» и биоинженерии, всегда будут поднимать эстетические и моральные дилеммы. Все они, по большому счету, пытаются ответить на два главных вопроса: где проходит граница между человеком и сверхчеловеком (что бы под этим не подразумевалось) и что произойдет, когда машинный интеллект превзойдет человеческий? Что произойдет с миром, когда это случится? Исчезнет ли социальное неравенство, будут ли актуальны азимовские законы робототехники, и главное — сможет ли ИИ ответить на вопросы, на которые не в силах ответить современная религия?

Будущее покажет.

Источник: Популярная механика