Рак едва ли удастся полностью победить, однако вполне возможно, что врачи сумеют низвести его до уровня несмертельной хронической болезни. Пожалуй, это основная идея Европейского онкологического конгресса (ESMO), состоявшегося в Копенгагене. По мере того, как возможности дальнейшего развития онкологической хирургии, лучевой и химеотерапии исчерпываются, ученые из разных стран обращаются к перспективным иммунотерапевтическим методам лечения.

Император болезней

Со времен возникновения онкологии как раздела медицины борьба с раком напоминала поиск волшебной таблетки. Ощущение близкой победы, связанной с открытием нового метода лечения, сменялось периодами депрессии, когда выяснялось, что новое лекарство эффективно далеко не всегда. Так происходило потому, что долгое время рак рассматривался как одна болезнь, в то время как на самом деле — это целый букет различных заболеваний.

Чем так опасны раковые опухоли, из-за чего рак среди врачей заслужил титул «императора болезней»? На протяжении жизни человек сталкивается с инфекциями, вирусами и паразитами, однако выработанная в процессе эволюции внутренняя защита организма — имунная система — эффективно уничтожает патогены. Однако рак — не инфекция, он не является чем-то чужеродным для организма.

Раковая опухоль — это следствие клеточной ошибки, вызванной чередой мутаций, которые возникают из-за множества канцерогенных факторов: курения, загара, контакта с токсичными веществами и так далее. В сущности, все, что нарушает нормальное функционирование организма (в том числе злоупотребление алкоголем и переедание), может привести к возникновению опухоли в органе, чья работа систематически нарушается.

Новообразования могут быть самим разными, однако их объединяет одно — они не вызывают имунный ответ, ведь их геном практически идентичен здоровым клеткам. Звучит жутковато, но развитие опухоли чем-то схоже с вынашиванием плода, который для организма тоже «свой», но не до конца. Чтобы привлечь дополнительную подпитку, ткань опухоли даже приобретает свойства эмбриональной. Так что естественная система распознавания «свой — чужой», призванная не позволить иммунитету нанести вред организму, дает сбой и оборачивается против человека.

В отсутствии реакции иммунитета больным оставалось уповать на внешнее вмешательство. Традиционные методы лечения, такие как хирургическая операция или химеотерапия, спасают множество жизней, но по-прежнему бессильны перед некоторыми видами рака. При этом, отмечают ученые, потенциал хирургии практически исчерпан: сложность современных операций — предельная, и ожидать каких-то прорывов в будущем не приходится.

Умри, но не сейчас

Изучение механизма взаимодействия имунных клеток с раковыми образованиями, а также попытка его взлома заняла у ученых более пятнадцати лет. К концу первого десятилетия XIX века картина, наконец, прояснилась: оказалось, что раковая клетка выделяет белок, при помощи которого воздействует на молекулу имунной клетки, выполняющую функцию «выключателя».

Как рассказал журналистам руководитель глобальных клинических разработок исследовательского департамента корпорации MSD Рой Бейнс, ученым удалось синтезировать молекулу, препятствующую контакту белка с имунными клетками. В результате опухоли больше не удается отключать иммунитет — она распознается и уничтожается организмом.

По словам Бейнса, это начало новой эры в онкологии: препарат способен вылечить многие виды рака даже на последних стадиях. В 2014 году курс лечения прошел бывший президент США Джимми Картер — у него обнаружили меланому с метастазами в головном мозге и печени. Еще недавно это было смертельным приговором, однако курс иммунотерапии полностью излечил бывшего главу государства. Отметим, что Картеру удалось справиться с болезнью в возрасте 90 лет. В том случае, если опухоль не подлежит лечению, иммунотерапия способна продлить жизнь пациенту. Фактически речь идет о том, что новое направление онкологии способно превратить рак в несмертельное заболевание.

«Это паллиативное лечение — сосуществование болезни и больного, — объяснил журналистам руководитель отдела ФНКЦ им. Дмитрия Рогачева, доктор медицинских наук Николай Жуков. — Например, инсулин не лечит сахарный диабет. Но позволят прожить дольше. Как и антиретровирусная терапия при ВИЧ. Конечно, рано или поздно больной умрет от осложнений, но произойдет это скорее поздно, чем рано».

На Луну не летим

Стоимость разработки нового препарата от рака исчисляется миллиардами долларов, соответственно, и лечение стоит больших денег. Как показал опрос, результаты которого были представлены на конгрессе, 30 процентов жителей Западной Европы не в состоянии позволить себе такие лекарства. В Восточной Европе доступ к новым препаратам имеют менее 10 процентов раковых больных. И дело не только в деньгах — процесс тормозят административные проволочки.

А что в России? Пока в нашей стране зарегистрирован и разрешен для применения только один такой препарат. До конца года должен быть сертифицирован второй — тот самый, что вылечил Картера. Однако, по мнению Николая Жукова, маловероятно, что их включат в государственные программы лечения.

«Мы постепенно входим в эру военно-полевой медицины. Ресурсов не хватает. А распределение ресурсов в военно-полевой медицине, разработанной еще Пироговым, выглядит следующим образом: сначала база, которая спасает большинство. Потом по нисходящей», — объяснил руководитель отдела ФНКЦ им. Дмитрия Рогачева.

Значит, большинству онкобольных остается надеяться лишь на благотворительные фонды или программы клинических испытаний, участникам которых лекарства предоставляются бесплатно. Состоятельные пациенты могут привезти еще не сертифицированные лекарства из-за рубежа — в частном порядке.

«Когда уходящий президент США Барак Обама провозгласил курс на борьбу с раком, он сравнил это с полетом на Луну или новым Манхэттенским проектом. Россия же в 2014 году приостановила онкологическую программу. Она больше не финансируется отдельно строкой. То есть ощущения полета на Луну у нас нет», — посетовал врач.

Но отечественные онкологи не опускают руки. «За год в России заболевает Рязань, а умирает Тамбов. И все же если вычесть одну цифру из другой, нам все-таки удается спасти Комсомольск на Амуре или Таганрог», — подытожил Жуков.

Источник: lenta