Глава российской Госавтоинспекции Виктор Нилов рассказал об основных проблемах с безопасностью дорожного движения. А также о том, каким образом ГИБДД планирует улучшить ситуацию на дорогах.

Стань заметней на дороге

Виктор Иванович, сейчас в Госдуму внесены поправки в КоАП, которые увеличивают штраф за непредоставление преимущества пешеходу на переходе до 2,5 тысячи рублей. У нас с пешеходами все плохо?

Виктор Нилов: Безопасность пешеходов — это очень важный для нас аспект. Общее число погибших пешеходов на переходах нам удается снижать. Но есть еще и проблема безопасности пешеходов вне пешеходных переходов. А их сегодня гибнет примерно две трети из общего числа погибших пешеходов. Как правило, такие наезды совершаются в условиях недостаточной освещенности, отсутствия пешеходной дорожки, тротуаров. В основном это проблема загородных дорог. Поэтому использование световозвращающих элементов приобретает для нас все большую значимость. И не только с точки зрения детей, но и с точки зрения взрослых.

Каким образом вы их собираетесь внедрять в жизнь?

Виктор Нилов: Мы работаем с автопроизводителями и рекомендуем им через дилерские центры, через акции, которые они проводят под своими брендами, подумать о том, чтобы обеспечить автомобили световозращающими жилетами, элементами в виде брелоков, браслетов. Эти аксессуары могли бы прилагаться к автомобилям при продаже — как аптечка, домкрат или знак аварийной остановки. В таком случае это могло бы побудить водителей и пассажиров использовать их по назначению. На первый взгляд это может показаться незначительным. Но с чего-то нужно начинать. Сегодня большинство регионов обеспечивают финансирование закупки этих средств для школьников. Однако добиться постоянного ношения детьми световозвращающих элементов пока не получается. Поэтому мы работаем над созданием так называемого внутреннего контроля как со стороны родителей, так и педагогов, который бы работал, чтобы ребенок привыкал к тому, что этот элемент должен быть у него. Если его везут на школьном автобусе, возможно, водитель должен контролировать наличие этого элемента. Может быть, это должен быть контроль у входа в школу. Формы могут быть различные.

Две трети пешеходов попадают под колеса и погибают в авариях, пересекая дорогу там, где нет переходов

Как обстоит дело с соблюдением правила «уступи пешеходу дорогу»? Есть подвижки в этом вопросе?

Виктор Нилов: Усилия, которые власти затратили на обустройство пешеходных переходов, на создание нормальных, комфортных условий, во-первых, побудили пешеходов все-таки ходить по обустроенным переходам. Во-вторых, видимость пешеходного перехода такая, что водителю проще оценить ситуацию на дороге для того, чтобы пропустить пешехода.

А контроль за водителями?

Виктор Нилов: Сегодня и автоматическая фиксация потихоньку в этом направлении развивается. В основном это проблема крупных городов, потому что интенсивность движения больше. Кроме того, играет роль и цена вопроса. Устройство, которое фиксирует скорость, намного дешевле, чем то устройство, которое будет фиксировать нарушение со стороны водителя, не пропускающего пешехода. Но это только мера контроля. Нужно идти по пути создания благоприятных условий, а также убеждения в том, что каждый участник дорожного движения должен рассчитывать, что все соблюдают правила. Если на дороге убрано, чисто, сухо, разметка аккуратная, все горит, все сияет, то и человека это мотивирует к более грамотному, спокойному поведению. За исключением отдельных категорий граждан. А к ним мы уже будем принимать более жесткие административные меры.

По поводу обустройства. До сих пор у нас есть нерегулируемые переходы на многополосных дорогах. Не безопаснее и дешевле на них светофор поставить, чем комплексы фотовидеофиксации?

Виктор Нилов: Конечно, с точки зрения влияния на безопасность, с точки зрения рекомендуемых нормативов это было бы проще и дешевле. Но ГОСТ, в соответствии с законом о техническом регулировании, — рекомендательная норма. Мы на протяжении нескольких лет вместе с экспертами решаем, какой ряд нормативов должен быть обязательным. По каким-то позициям нам это удается.

В рамках реконструкции дорог хотелось бы, чтобы эти пешеходные переходы становились регулируемыми. Мы совместно с Росавтодором, даже на федеральных дорогах по ряду адресов ввели светофорное регулирование. И это некое отступление от их правил, потому что они всегда говорили, что бесперебойное движение — это основа работы дорожной отрасли. А мы говорим, что бесперебойное движение должно быть безаварийным. И безаварийность в данном случае была поставлена во главу угла. Поэтому в прошлом году были внесены изменения в закон о дорожной деятельности. Введены понятия «очаги аварийности», установлена ответственность владельца дороги за мероприятия на этих дорогах. Также появился общественный контроль со стороны населения за реализацией мер по устранению очагов аварийности. Теперь мы ждем, что участники движения будут сообщать об участках, где есть угроза безопасности.

Безопасность, конечно, важнее. Но для ликвидации очагов требуются, в том числе, и финансовые вложения. Всегда ли по вашему предписанию местные власти выделяют необходимые средства?

Виктор Нилов: В рамках приоритетных проектов сегодня готовится к реализации проект безопасные комфортные дороги, который поддержал президент России. В нем выбраны агломерации, которые попали в перечень первоочередных, где, начиная со следующего года, будут реализовываться мероприятия, чтобы сократить количество очагов аварийности на 50 процентов. Конечно, пока эти мероприятия некапиталоемкие. То есть пока речь о реконструкции дорог, строительстве серьезных инженерно-транспортных сооружений не идет. Но в любом случае они включают в себя нанесение разметки, установку дорожных ограждений, в том числе разделяющих потоки противоположных направлений, дополнительное освещение, введение светофорного регулирования. Сейчас субъекты рассматривают эти проекты для скорейшей реализации.

На федеральных и региональных дорогах тяжесть последствий и смертность снижается третий год. Аварийность в крупных и средних городах тоже удалось снизить. Сегодня проблемой остается смертность как раз в небольших городах.

Пошли на контакт

Автомобильное сообщество — социально активная категория граждан. Она, с одной стороны, создает проблемы для тех же силовых структур. Потому что ловит каждое их движение. С другой стороны, это могучее подспорье. Своего рода добровольцы. Как вы работаете с социальными сетями, с этими автомобильными сообществами?

Виктор Нилов: Сегодня для нас это самое главное. Если человек почувствует, что его участие в контроле имеет обратную связь, то, как правило, это его побуждает и в следующий раз не промолчать. Есть люди, которые объединяются в некие группы. К примеру, в ночные автопатрули, в так называемые автодружины или в интернет-сообщества. Они передают информацию о замеченных нарушителях в наши подразделения, тем самым помогая нам пресекать нарушения. На мой взгляд, такие инициативы общественности имеют большую перспективу. Мы всегда внимательно относимся к обращениям, поступающим от неравнодушных участников дорожного движения, которые сообщают о чьем-то хамском поведении на дороге или каких-то иных нарушениях. Ведь такие сигналы позволяют предотвратить тяжелые, а порой непоправимые последствия. За прошлый год в Госавтоинспекцию поступило более 157 тысяч обращений, по которым было возбуждено более 118 тысяч административных производств и в 87 тысячах случаев вынесены постановления о назначении административных наказаний.

Однако сейчас людям довольно сложно сообщать о противоправных действиях. Ведь требуется писать заявления, являться в ГИБДД…

Виктор Нилов: Сейчас подготовлены поправки в законодательство, которые позволят принимать информацию от граждан и привлекать к ответственности по принципу автоматической фото- и видеофиксации. И тогда у человека появится возможность еще более активно участвовать в контроле за дорожным движением.

Мы видим в этом определенную перспективу. Если нам всем удастся создать такую систему нетерпимости к нарушениям правил, то это побудит многих не нарушать. Вот пример видеофиксации. Как только устанавливаются приборы и начинается контроль за скоростью, то через какое-то время количество нарушений на этом участке дороги падает. То же самое и здесь. Если сегодня водители в потоке будут понимать, что граждане, которые передвигаются рядом с тобой в качестве водителя с видеорегистратором, пешехода или пассажира, могут прислать в Госавтоинспекцию информацию о каких-то нарушениях, это еще больше будет дисциплинировать. По крайней мере, сегодня нами вместе с Министерством связи такая работа ведется.

Как только устанавливаются приборы и начинается контроль за скоростью, количество нарушений падает

Как это будет работать? Снял на видео нарушение и отправил на официальный сайт Госавтоинспекции?

Виктор Нилов: Не совсем. Сформулировано поручение президиума Госсовета по этому вопросу. Там есть несколько условий, при которых это будет делаться. Правонарушение должно быть снято с помощью специального программного обеспечения, которое нужно будет скачать на смартфон или планшет. Скачать его можно будет только на Едином портале госуслуг. То есть водителя можно будет идентифицировать по его сообщению.

Большинство нарушителей из «золотой молодежи» были выявлены благодаря съемкам, размещенным в соцсетях. Может быть, стоит инициировать некий законодательный акт, который наказывал бы таких людей, которые демонстративно показывают, что им плевать на закон, лишением прав хотя бы?

Виктор Нилов: Законотворцы утверждают, что один элемент, ужесточение лишь по одному составу может попросту не сработать. Нужна система мер, комплексный подход ко всей ситуации. У нас есть два очень серьезных подспорья. Введено понятие «опасное вождение». Уже прошло первое чтение в Госдуме об ответственности за это нарушение. И второе — это привлечение к ответственности за систематическое нарушение. Этот проект тоже ожидает рассмотрения в Госдуме. Каждый из них будет работать самостоятельно. Но вкупе даст возможность привлекать к серьезной ответственности тех, кто изначально не собирается соблюдать закон. За «опасное вождение» пока планируется только штраф пять тысяч рублей. Повторность пока не рассматривается. Но разговор идет о том, что может быть введена и такая мера, как лишение прав.

Термин «опасное вождение» — настолько широкое и размытое понятие, что можно любого на дороге взять: опасно водите, товарищ! Вы же готовите какие-то рекомендации для своих сотрудников?

Виктор Нилов: Эксперты неоднократно обсуждали эту тему, первый вариант формулировки не прошел. Второе обсуждение — еще одна формулировка, которая сегодня опять многих не устраивает. Этот процесс будет бесконечен до тех пор, пока мы не приступим к юридически значимым действиям. Здесь самое главное не пытаться охватить сразу всех и все. Мы пытаемся создать некий обзор того, что, на наш взгляд, могло бы служить нарушением, которое относится к понятию «опасное вождение».

Вы выложите эти рекомендации на сайт?

Виктор Нилов: Предстоит очень серьезная работа в методическом плане. Мы ее сейчас ведем. Безусловно, без обсуждения, наверное, она ничего не стоит. Поэтому, когда мы более-менее будем готовы, мы презентуем наше понимание. Это вызовет, я почти уверен, волну критики. Но привлечение к ответственности — это достаточно серьезно. И поэтому наказывать направо и налево было бы неправильно. Надо наработать определенный механизм, после чего можно его расширять и углублять. Поэтому мы будем более избирательными и более скрупулезными. Может быть, мы даже сузим перечень тех нарушений, которые будем фиксировать как «опасное вождение».

Каким образом вы будете выявлять эти нарушения?

Виктор Нилов: Мы считаем, что основными поставщиками этих материалов должны быть сами граждане. Если мы хотим, чтобы наши отношения пользовались доверием, чтобы дорога была с двусторонним движением, мы должны свои наработки выносить на обсуждение.

Источник: Российская газета