Люди, страдающие от патологического накопительства (хординга), не могут контролировать себя во всем, что связано с вещами, и наводняют свое жилище одеждой, обувью, газетами, журналами, книгами, предметами домашнего обихода и так далее — которые они либо купили, либо где-то нашли.

При этом они, как правило, не пользуются большей частью вещей, но не могут заставить себя избавиться от них, принося в дом все новые и новые предметы, сломанные или найденные на помойке, хаотично загромождая ими все доступное пространство. В итоге нормальная жизнь в захламленном помещении становится невозможной.

До сих пор считалось, что патологическое накопительство является симптомом или подтипом обсессивно-компульсивного расстройства (ОКР), Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) включила хординг в новую версию Международного классификатора болезней (ICD-11), представленную в июне 2018 года, как отдельное психическое заболевание.

«Страдающие патологическим накопительством боятся принять неправильное решение по поводу того, что выбросить и что оставить, и потому не выбрасывают ничего», — объяснил в комментарии для The Daily Mail британский клинический психолог Стюарт Уомсли (Stuart Whomsley), один из авторов методического руководства по хордингу, выпущенного Британским психологическим обществом в 2013 году.

«Нужно понимать, что это не выбранный человеком образ жизни, а психическая болезнь, — подчеркнул Уомсли. — Она может сопровождать другие психические заболевания — депрессию, социальную тревожность, синдром дефицита внимания и гиперактивности, посттравматическое стрессовое расстройство или обсессивно-компульсивное расстройство».

Пациенты, склонные к патологическому накопительству, часто бывают перфекционистами, подвержены прокрастинации и сталкиваются с проблемами при планировании и организации жизни. У многих привычка накапливать вещи была с детства, но пока они жили с родителями, а позже с партнером, эта страсть была под контролем.

Как правило, отметил Уомсли, «расцвет» хординга начинается, когда люди достигают среднего или пожилого возраста и при этом начинают жить одни. Считается, что в основе развития пристрастия к патологическому накопительству может лежать психическая травма, например, потеря близкого или развод. «Одна из теорий гласит, что, пережив потерю в прошлом, человек старается избежать любых будущих потерь, с чем и связано стойкое нежелание расставаться с вещами», — пояснил Уомсли. Поэтому сама по себе разборка чьего-то захламленного жилища обычно не эффективна, так как этот человек очень быстро снова наполнит свой дом вещами, необходимо искать психологическую причину такого поведения, подчеркнул доктор.

В комментарии «Здоровью Mail.Ru» клинический психолог, писатель и ведущий телеканала «Доктор» Михаил Хорс рассказал: «Накопителями часто становятся те, кто тяжело относится к потере и очень перфекционистски настроен к окружающему миру. Часто это происходит с теми, кого с детства постоянно попрекали потерями (“ах ты потеряла платок, мы столько вкладывали в него трудов, чтобы его купить”), все они более склонны к таким расстройствам. Конечно, бывает, что это связано с болезнями головного мозга.

Возможность лечения зависит от готовности пациента к изменениям. Скажем, если человек пожилой, то он психотерапии уже не поддается в силу возраста, закрытости – тут подходит только госпитализация, лекарства – целая большая процедура. Если человек молодой, здесь можно работать на изменение картины мира. Базой для лечения в данном случае является признание своего расстройства. В итоге можно выйти на стадию ремиссии, которая будет длиться до конца жизни. Но пациенту все равно придется жить с оглядкой на некоторые правила. Например, когда после лечения человек срывается, важно, чтобы он не занимался самобичеванием. А когда после лечения бывший накопитель перейдет к устойчивой ремиссии, ему нужно сохранить ресурс и стараться избегать большого числа отрицательных эмоций, которые могут послужить фактором возврата к накопительству».

Источник: mail.ru