Каждый третий выпускник сегодня работает по специальности. Может ли государство помочь со стажировками лучшим выпускникам технических вузов? Где найти хорошую работу будущему химику и биотехнологу? Как поддержать одаренных школьников и студентов? Эти острые вопросы стообалльники, которые уже учатся на технических и естественно-научных специальностях, задали президенту РАН Александру Сергееву.

Во встрече принимали участие студенты 14 ведущих университетов страны. В том числе ВШЭ, МИРЭА, МАИ, МИФИ, Университета ИТМО, Санкт-Петербургского государственного архитектурно-строительного университета.

Дмитрий Рыбин — будущий математик. Он окончил СУНЦ при МГУ, сдал ЕГЭ по трем предметам на 100 баллов и сейчас учится в ВШЭ. Дмитрий мечтает заниматься наукой, надеется устроиться в научную лабораторию здесь или за рубежом. «Хотелось бы узнать, может ли быть у успешного студента наставник из Академии наук?» — обратился он к президенту РАН.

Александр Сергеев пояснил, что такой практики нет: «Научный наставник — это ваш научный руководитель и тут надо сделать правильный выбор, чтобы ваш руководитель мог уделять вам достаточно много времени. Молодые кадры очень нужны нашей стране. Мы прожили в новой социально-исторической формации 30 лет и поняли, что должны ориентироваться на свои силы и творческих людей», — ответил студенту президент РАН.

Кто бы с этим спорил, но реальность пока другая. Будущий биотехнолог из МИРЭА Степан Сайтц рассказал, что найти работу такому специалисту, как он, очень сложно.

— Государственных компаний в этой сфере нет, фармацевтическое производство — на низком уровне, отстают и технологическая, и образовательная база. Частные компании даже на стажировки отказываются брать людей без опыта работы. Может ли помочь государство студентам-олимпиадникам? — спросил Степан Сайтц.

— Вы предлагаете каким-то образом добавить к поддержке олимпиадного движения, которая идет со стороны крупных компаний, элемент государственного участия? Чтобы было так: победители олимпиадного движения получали средства для стажировки соответствующего профиля, могли себя зарекомендовать, получить опыт, работу в этих компаниях, — уточнил президент РАН. — Мы поставим этот вопрос перед министерством науки и высшего образования.

Вопрос со стажировками — очень болезненный. Для студентов открыт специальный портал по поиску стажировок. Достойную оплату — 35-40 тысяч рублей в месяц и выше — предлагают педагогам, воспитателям, инженерам, менеджерам, маркетологам, дизайнерам. Большая часть оплачиваемых стажировок — до 15 тысяч рублей в месяц. Есть и стажировки в государственных организациях. Что интересно, все — неоплачиваемые. Где ждут стажеров? В пищевой и перерабатывающей промышленности, на предприятиях связи, в авиастроении, на предприятиях по производству микроэлектронной техники, есть спрос на специалистов трикотажного производства, конструкторов меховой одежды, нужны химики, выпускники специальности «кораблестроение». Биотехнологов в списке нет.

Еще один вопрос от стобалльника Ивана Дятлова из МИФИ:

— Я учился в школе в Ивановской области, у нас было много хорошего оборудования, но оно так и простояло нераспакованным. Не нашлось специалистов, которые могли бы с ним работать и прочитать технические инструкции. Где взять таких людей? Я вижу себя практическим инженером и понимаю, как нужен эксперимент на уроках.

Директор ФИПИ Оксана Решетникова, которая тоже присутствовала на встрече, уточнила, что Рособрнадзор уже работает над совершенствованием ЕГЭ по физике и химии и в ближайшее время там может появиться экспериментальная часть.

— Ведется точечная работа, чтобы эксперимент не вошел в противоречие с заданием, учебником. У нас есть два года на введение любых изменений в ЕГЭ, чтобы апробировать, посмотреть, а в ФИПИ работают профессионалы, — рассказала Оксана Решетникова.

Президент РАН поддержал введение в ЕГЭ креативной, творческой части, но заметил: «Надо подумать, как сделать такой творческий экзамен объективным».

Сейчас в 11-м классе никаких опытов на ЕГЭ по химии и физике нет, а вот на экзаменах в 9-м классе регионы могут вводить эксперимент. Но делают это немногие. Александр Сергеев отметил, что «главное достижение ЕГЭ — объективизация уровня знаний» и выразил готовность сотрудничать по дальнейшему совершенствованию итоговой аттестации. Руководитель Рособрнадзора Сергей Кравцов подтвердил заинтересованность ведомства в таком взаимодействии.

Выпускница Анна Печенкина из Санкт-Петербургского госуниверситета промышленных технологий и дизайна разработала новую технологию для производства ювелирных изделий, у нее есть патент и научные статьи, но на предприятиях мест для нее нет.

Президент РАН удивился: «Обычно предприятия заинтересованы в таких кадрах для себя. Я дважды читал лекции в школах «Росатома» и видел, как работодатели заинтересованы в специалистах. Может быть, в вашем случае надо обращаться в небольшие компании? Но я согласен с вами, что вопрос трудоустройства очень важен. Думаю, мы с ректором вашего университета сумеем помочь».

Нужно ставить вопрос о создании фонда поддержки на первом и втором курсе, который бы наполнялся с разных сторон, чтобы студенты получали 20-30 тысяч рублей

Студентов волнует материальная поддержка. На стипендию в полторы тысячи не проживешь. И в большинстве вузов эти деньги получает и стобалльник, и тот, кто набрал только нужный минимум баллов.

— Мы озабочены, как финансово поддержать ребят на первых курсах. Вы пока еще не можете что-то существенное внести в науку, чтобы вас взяли на грант. Это очень серьезная головная боль для всех… Нужно ставить вопрос о создании фонда поддержки на первом и втором курсе, который бы наполнялся с разных сторон, чтобы студенты получали 20-30 тысяч рублей, — рассказал Александр Сергеев.

Надо сказать, есть вузы, которые студентам-высокобалльникам выплачивают повышенные стипендии. Например, успешных студентов поддерживает Вышка. 10 тысяч дадут первокурсникам, у которых средний балл 95 ЕГЭ или выше. 5 тысяч гарантированы студентам, набравшим от 92 до 95 баллов. Есть особые стипендии в МИФИ, МФТИ, МИСиСе.

Легко ли получить 100 баллов?

В последние три года число участников ЕГЭ, сумевших получить 100 баллов, составляет 0,7 процента от общего числа сдающих ЕГЭ. В 2017 году набрать 100 баллов по различным предметам удалось 5 тысячам участников.

В 2017 году число стобалльников от общего числа сдававших химию составило 0,5 процента. Что интересно, девушки сдают химию лучше, чем юноши. Среди стобалльников их было 60 процентов. Стобалльников по физике в 2017 году было 0,2 процента и 76 процентов — юноши.

Количество стобалльников по географии — 0,13 процента, по биологии — 0, 07 процента, по информатике и ИКТ — 0,67 процента.

По данным исследования РАНХиГС, только 37 процентов молодых выпускников вузов, колледжей и техникумов работают сегодня по специальности. 29 процентов сказали, что их работа хоть как-то связана с тем, чему их учили, а 27 процентов признались, что работают абсолютно не по специальности.

Самые большие шансы найти работу по профессии в сферах науки, образования, здравоохранения, культуры. На втором месте — правоохранительные органы, на третьем — государственное и муниципальное управление. Следом идут финансы, реклама, консалтинг. Промышленность, строительные и инженерные компании на пятом месте.

По мнению сотрудников Центра экономики непрерывного образования РАНХиГС, которые проводили исследование, несоответствие полученного образования и работы — тревожный сигнал. Чем чаще всего недовольны молодые выпускники? Низкой зарплатой, отсутствием возможности решить жилищный вопрос, сделать карьеру.

Если раньше выпускники хотели сразу зарплату в 40-50 тысяч, то сейчас требования резко снизились. Каждый третий оценивает себя в 20-30 тысяч, каждый пятый — в 30-40 тысяч, только каждый шестой готов работать не меньше чем за 40-50 тысяч рублей в месяц.

Источник: Российская газета