Талантливые люди талантливы во всем. Эту истину в очередной раз подтвердил Берни Мейдофф, крупнейший махинатор в истории Уолл-стрит. Сейчас он отбывает пожизненное заключение. Несмотря на преклонный возраст (в апреле ему исполнится 79 лет), Берни полон энергии и без дела не сидит. Так, он монополизировал в тюрьме торговлю шоколадом, на чем неплохо зарабатывает. Между тем откровения Мейдоффа в беседах с американскими журналистами показывают беспомощность финансовых регуляторов США и нечистоплотность Уолл-стрит.

К успеху шел

Карьера Бернарда Мейдоффа до его падения — классический пример исполнения американской мечты. На рубеже 50-60-х годов прошлого века молодой парень из нью-йоркской еврейской семьи среднего класса открыл небольшую инвестиционную компанию. Стартовый капитал он получил, работая спасателем на пляже и монтажником поливочных систем.

В 60-70-е годы Мейдофф и его контора были пионерами инноваций в финсекторе. Он одним из первых стал применять информационные технологии. Впоследствии его нововведения легли в основу работы биржи NASDAQ, где торгуются бумаги высокотехнологичных компаний. Влияние Берни на эту торговую площадку было столь велико, что его три года подряд избирали председателем совета директоров.

Финансовый триллер

Мейдофф был широко известен и далеко за пределами Уолл-стрит. Он жертвовал сотни тысяч долларов на избирательные кампании политиков. Был накоротке с многими крупными чиновниками (например, с бывшим председателем Комиссии по ценным бумагам и биржам Мэри Шапиро). Неудивительно, что крупнейшие институциональные инвесторы и богатейшие люди Америки спокойно несли деньги в его фонд — Мейдофф считался воплощением надежности.

Среди вкладчиков было полно знаменитостей. В фонд инвестировали, к примеру, телеведущий Ларри Кинг, бывшая глава L’Oreal Лилиан Бетанкур, актер Джон Малкович, бывший владелец футбольного клуба Philadelphia Eagles Норман Браман.

Более того, вложить деньги в Madoff Securities было не так-то просто. Компания прославились принципиальным отказом предоставлять своим клиентам онлайн-доступ к счетам (информация об их состоянии рассылалась по электронной почте), а также отказом раскрывать информацию о результатах своей деятельности. Кроме того, кандидатура почти каждого из клиентов рассматривалась Мейдоффом лично. Многие из желавших инвестировать в Madoff Securities так и не удостоились разрешения Берни.

Тем, кто попадал в списки клиентов, фонд приносил приличные доходы (в среднем 12-13 процентов годовых). Все работало как часы десятилетиями.

Сомнения в Madoff Securities возникли в 1999 году. Их высказал аналитик Гарри Маркополос. Он даже отправлял в Комиссию по ценным бумагам и биржам предупреждения о том, что добиться таких показателей легальным путем невозможно. Его запросы игнорировали несколько лет.

Когда пирамида Мейдоффа рухнула, Маркополос написал книгу «Никто не слушает: настоящий финансовый триллер», которая стала бестселлером в 2010 году.

На чистую воду

Разве что-то могло пойти не так у столь уважаемой фирмы? Ее подкосил глобальный финансовый кризис 2007-2008 годов, разоривший и другие вполне респектабельные компании. Число желающих доверять свои капиталы Мейдоффу поуменьшилось, а возвращать деньги было нечем — в ноябре 2008 года, за считанные недели до ареста, Берни пожаловался на дыру в балансе размером размером семь миллиардов долларов.

Неизвестно, сколько еще просуществовала бы классическая финансовая пирамида под самым носом у регуляторов (включая Федеральную резервную систему), если бы в начале декабря 2008 года сам Берни не поведал сыновьям о секрете семейного бизнеса. Чуть позже он признался в этом и своим сотрудникам, оценив будущие потери Madoff Securities в 50 миллиардов долларов.

До сих пор неизвестно, кто именно донес на Мейдоффа — не исключено, что один из его сыновей.

Суд разобрался в деле довольно быстро и летом 2009 года приговорил Берни к 150 годам лишения свободы. Сложнее оказалось вернуть средства, которые доверчивые инвесторы отдавали аферисту. Большая часть денег, миллиарды долларов просто сгорели в пирамиде. Распродажа имущества семейства Мейдофф с молотка никому не помогла.

Спустя несколько лет в таблоиды попали снимки, как Рут Мейдофф, жена Берни, привыкшая к роскоши, ходит по магазинам для среднего класса как скромная пенсионерка.

Берни и шоколадная фабрика

Мейдофф, однако, не потерялся и в местах не столь отдаленных. Судя по словам журналиста Стива Фишмана, который многие годы общался с инвестором-аферистом — и на свободе, и за решеткой — бывший глава Madoff Securities сумел завоевать расположение и авторитет уголовников в тюрьме Батнер (штат Северная Каролина).

«Удивительно, но кажется в тюрьме он чувствует себя комфортно», — рассказал Фишман в интервью MarketWatch. В колонии Мейдофф — настоящая звезда. «Он украл больше денег, чем кто-либо в истории. Для других воров он герой», — отмечает репортер. По словам же самого Мейдоффа, на улицах Нью-Йорка сейчас гораздо опаснее, чем в его камере.

Сокамерники регулярно обращаются к нему за советом в финансовых делах. К примеру, тюремный сосед попросил Берни «разрулить» его спор с брокером по поводу покупки акций. Но главное, отбывающий наказание мошенник наконец занялся бизнесом в «реальном секторе» — начал торговать горячим шоколадом.

«Он скупил в тюремном магазине все упаковки с порошком Swiss Miss и продал их с наценкой во дворе для прогулок», — сообщили очевидцы. Мейдофф устроил все так, что каждый желающий выпить горячего шоколада мог приобрести напиток только у него, то есть стал монополистом на этом, пусть и весьма скромном, рынке.

Мейдофф не слишком-то жалеет о своих махинациях. Но говорит, что хотел бы быть раскрытым и попасть в тюрьму раньше. Это, возможно, спасло бы его семью. Оба взрослых сына Мейдоффа в последние шесть лет ушли из жизни. Марк покончил с собой через год после раскрытия аферы, а Эндрю умер от лимфомы.

Берни говорит, что именно его семья — главный пострадавший в этой истории. Одновременно выяснилось, что крупнейшие организации финансовой индустрии США — никак не жертвы. Долгое время они были фактическими соучастниками мошенника. Годами они получали миллионы долларов прибыли на схемах Мейдоффа, но закричали о воровстве только когда его раскрыли. По случайности, а не благодаря четким действиям регуляторов и правоохранителей.

Источник: lenta