Благосостояние населения России неуклонно снижается второй год кряду. В результате стоимость труда китайца и россиянина стала почти одинаковой. Опрошенные эксперты полагают, что обеднение продолжится. Причем экономика не сможет воспользоваться преимуществами дешевой рабочей силы до тех пор, пока в ней не произойдут структурные изменения.

Евразийская фабрика — в России

Впервые с дореволюционных времен уровень зарплат (а если точнее — стоимость труда) в России и Китае почти сравнялся. Об этом свидетельствует исследование финансовой компании Renaissance Capital.

Эксперты отметили, что на фоне самого серьезного с 1998 года кризиса рабочая сила в РФ стремительно дешевеет. Кроме того, за два последних года реальные доходы россиян неуклонно снижались.

По последним данным Росстата, реальные доходы населения в октябре упали на 5,9 процента по сравнению с аналогичным месяцем 2015-го. В сентябре зафиксировано снижение на уровне 1,5 процента. Таким образом, за месяц темпы падения ускорились в четыре раза. Средняя зарплата составила 36,2 тысячи рублей.

Рост зарплат, опережающий производительность труда, — одно из проклятий российской экономики. Глава ЦБ Эльвира Набиуллина говорила, что это создает дополнительные инфляционные эффекты. Председатель правительства Дмитрий Медведев называл низкую эффективность труда главным тормозом для экономического развития.

С другой стороны, уменьшение стоимости труда несет и позитивные последствия. Иностранные инвесторы заинтересованы в дешевой рабочей силе. Агентство Bloomberg считает, что у России есть шанс обрести статус регионального промышленного центра. Некоторые компании расширяют производство. Например, в Ikea полагают, что в России можно создавать конкурентоспособный товар. Корпорация налаживает экспорт обивочных материалов и кроватей, сделанных в РФ, в скандинавские страны и, соответственно, в Китай.

Уровень оплаты труда, в России оторванный от реальности благодаря тучным годам нефтяной ренты, постепенно становится адекватным. Для экономики это означает оздоровление, для людей — падение благосостояния. Без «нефтяной пенки» работник будет получать по своему труду.

Впрочем, опрошенные эксперты склонны оценивать ситуацию скорее негативно. По их мнению, удешевление рабочей силы в России ведет только к обеднению населения, не неся пользы экономике.

Повышение производительности труда возможно при соблюдении нескольких условий, отмечают они. Государство должно создать комфортную для ведения бизнеса атмосферу, а судебная система — быть твердым гарантом неприкосновенности частной собственности. Это позволит сформировать необходимую конкурентную среду, и оплата труда будет отражать реальный уровень эффективности экономики.

Руслан Гринберг, директор Института экономики РАН:

«Если перейти на чашку риса в день, тогда мы завоюем весь мир и потесним Samsung и Google. На самом деле невозможно всерьез рассуждать о сокращении уровня зарплат как о факторе повышения конкурентоспособности России.

Я считаю, что падение реальных зарплат — это констатация факта провала экономической и социальной политики правительства, а также совершенно ненормального имущественного расслоения общества. Но самое главное — это никак не влияет на конкурентоспособность товаров, которых не существует. Проблема России — не зарплаты, а то, что у нас не производятся товары, способные конкурировать с товарами из других стран.

Когда говорят о том, что в России рост зарплат опережает рост производительности труда, мне смешно. Если шахтеру не менять отбойный молоток, которым он работает еще со времен Стаханова, то производительность труда у него будет низкой. Но кто в этом виноват? Менеджмент, получающий в несколько раз больше него, но не обеспечивший ему нормальные условия труда. Подобные разговоры часто идут: дескать, зарплата у вас маленькая, но вы и ее не заслуживаете, поскольку производительность труда у вас низкая».

Игорь Николаев, партнер ФБК Grant Thornton:

«Исходя из падения уровня зарплат, нельзя делать вывод о повышении конкурентоспособности российской экономики. Если мы признаем, что это структурный кризис (а это именно структурный кризис, отягощенный внешними шоками в виде падения цен на нефть и санкций), то просто из-за того, что зарплаты снизились, конкурентоспособность не повысится. Это небезынтересный факт, но не более того. Да, издержки на оплату труда снижаются, но конкурентоспособность определяется качеством оплаты труда. Не факт, что зарплаты не будут снижаться в России и дальше.

Для повышения производительности труда нужно поднимать уровень конкуренции в экономике. Когда есть нормальная здоровая конкуренция, производитель вынужден или экономить на издержках (в них входят и зарплаты) или повышать качество продукции.

А пока дружба с каким-нибудь губернатором или чиновником имеет большее значение, чем что и какого качества ты производишь, проблема с конкурентоспособностью не решится. Это совершенно нетерпимое положение дел».

Михаил Горст, департамент прикладной экономики НИУ ВШЭ:

«Проблема несоответствия темпов роста зарплат производительности труда в России не решена. Низкий уровень зарплат в РФ — эффект девальвации рубля.

Даже если мы сможем конкурировать по уровню зарплат с Китаем, это не превратит Россию во всемирную фабрику. У нас не так много людей, чтобы производить массу дешевых товаров. Все-таки у нас другой тип производства.

Кроме того, следует учитывать, что и в Китае зарплаты растут. Эта страна больше не является самым выгодным местом для размещения производства. Там назревает переход на более качественную продукцию, требующую более квалифицированного труда. Мировая фабрика переместится в страны с более бедным населением. Такими странами уже становятся Бангладеш и Индия.

В России же низкие доходы населения означают только низкий спрос. У нас мало что производится. А это происходит из-за системы правоприменения и условий ведения бизнеса. До тех пор пока эти проблемы не решены, роста производства ожидать не приходится».