Американские ученые провели ряд поведенческих экспериментов по различению эмпатии и реципрокного (взаимного) альтруизма, работающего по схеме «ты мне — я тебе». Поведенческие эксперименты были совмещены с томографическим сканированием мозга, поэтому удалось показать и явный эффект той или иной стимуляции (эмпатия или альтруизм), и скрытую картину работы мозга. Общий результат действия обоих стимулов был сходным: испытуемые одинаково высоко оценили и сострадательные порывы (эмпатия) и поступки с расчетом на награду (реципрокный альтруизм). Однако картины активированных связей в мозгу, приводящих к этим внешне сходным результатам, оказались в значительной мере различными. Мозгу не важны философско-культурные оценки того или иного вида добрых поступков: бескорыстие и расчет он распознает по-своему и соответствующим образом работает с этими стимулами.

В размышлениях о человеческой природе часто используются понятия добра и альтруизма. Нам привычно думать, что человека характеризует ряд так называемых высших духовных ценностей, к которым безусловно относятся и добро, и сострадание, и милосердие. Их противоположность — эгоизм с прагматическим отношением к альтруистическим порывам — принято считать общественным злом, или, по крайней мере, непоощряемым социальным явлением. Рассуждениям на тему добра и зла столько же лет, сколько и самой человеческой культуре. Сегодняшняя наука близка к тому, чтобы научиться понимать их биологическую природу.

Вот, к примеру, извечный вопрос: если мы совершаем альтруистический поступок от всей души, не ожидая ничего взамен, то это добро; но следует ли считать добрым поступок, если взамен ожидается какая-то ответная реакция? Или это просто взаимовыгодный обмен действиями, что-то вроде социальной сделки? Например, Незнайка, как мы помним, не смог получить волшебную палочку, действуя с расчетом на благосклонную оценку волшебника. По мнению волшебника, это было не добро, потому что поступки совершались с оглядкой на получение награды. Но ведь, с другой стороны, Незнайка, в погоне за волшебной палочкой, совершил немало хороших поступков. Иными словами, общество в результате его действий получило выгоду, а сам Незнайка получил только общественное порицание за отсутствие высоких порывов. Справедливо ли это? Может, реципрокный (взаимный) альтруизм по сути не так уж отличается от бескорыстного добросердечия? На этот счет в обществе нет принятой позиции.

Но зато ученым из Швейцарии, Японии и Южной Кореи удалось показать, что наш мозг хорошо различает эти виды хороших поступков. Если мотивация строится на эмпатии или сострадании, то в мозгу активируется сеть нейронов, отличная от той, что обслуживает реципрокный альтруизм. При этом конечный результат действий, какой бы ни была мотивация, оказывается одинаков.

Эксперимент состоял в следующем. Группу добровольцев из 34 девушек в возрасте от 20 до 25 лет случайным образом разделили на две части. В первой группе у испытуемых девушек вызывали эмпатию, во второй — взаимный альтруизм. Каждая испытуемая вместе с двумя специально обученными девушками-демонстраторами участвовала в нескольких одинаково устроенных раундах эксперимента. После каждого раунда испытуемая делила денежное вознагражение между собой и одной из двух демонстраторш, которая выбиралась случайным образом. Раздел вознаграждения — обычный количественный прием для оценки уровня эгоизма/альтруизма.

В первой группе эмпатию вызывали, причиняя боль испытуемой и одной из демонстраторш. Об уровне этой боли испытуемая могла судить по цветовому сигналу на экране компьютера. Вторая демонстраторша не испытывала никакой боли, выступая в роли контрольного субъекта. Силу и объект стимуляции меняли: в каждом раунде был организован якобы случайный выбор, какая из девушек будет подвергнута болевому стимулу — испытуемой по подстроенной жеребьевке выпадали стимулы от нейтральных до средних, одной из оставшихся девушек не включали никакого стимула, а второй девушке — стимулы от слабого до сильного (понятно, что сильных болевых стимулов на самом деле не было).

В опыте со взаимным альтруизмом у одной из демонстраторш была возможность заплатить из собственных средств, чтобы избавить испытуемую от возможного болевого стимула. Испытуемая видела действия коллег по опыту и осознавала, что денежный взнос — дело сугубо добровольное и что демонстраторша расчитывает на высокую оценку своих действий со стороны испытуемой. В результате последующий дележ со случайным образом назначенной партнершей зависел от всех этих факторов.

В этом эксперименте в первой группе (в которой, напомним, проверяли эмпатию) испытуемые оценивали страдания партнерш в денежном эквиваленте. Во второй группе (реципрокный альтруизм) важна была личностная оценка испытуемой альтруистических поступков с оглядкой на возможное вознаграждение. Эти оценки нужно было сравнить с базовым уровнем «доброты» — готовности поделиться с нейтральной партнершей, которая никаких действий не совершала и никаких страданий не испытывала.

Оказалось, что испытуемые в обеих группах пожертвовали своим партнерам одинаковые суммы денег. То есть эмпатия приводит к тем же результатам (с точки зрения готовности поделиться с ближним), что и реципрокный альтруизм. Статистика показывает, что добрые чувства испытуемых по отношению к испытавшему боль и к совершившему расчетливый альтруистический акт увеличиваются в равной мере. Более того, томограммы мозга испытуемых (у них во время дележа денег снимали фМРТ) показали, что при принятии решения активируются одинаковые области мозга: левая передняя островковая доля (Anterior insula, AI), левая нижняя часть полосатого тела (Ventral striatum, VS) и передняя поясная кора (Anterior cingulate cortex, ACC). Интенсивность возбуждения в обоих случаях была сходной.

Однако ученым удалось найти различия. В этом им помог изощренный анализ временной развертки возбуждений в нейронных связях этих трех отделов. Отмечая порядок возбуждений, можно было увидеть, какой отдел вызывает возбуждение в двух других целевых регионах.

Разница оказалась существенной. В случае эмпатии возбуждение от поясной коры передавалось к островку и слабо воздействовало на области полосатого тела. В случае с реципрокным альтруизмом эта система возбуждалась в другом порядке: от островка сигнал шел к полосатому телу и передней поясной коре. Наиболее сильный сигнал передавался от островка к передней поясной коре.

Получив эти результаты, ученые проверили, как они работают в случае с каждой конкретной испытуемой. Для этого каждый из сканов мозга вслепую расклассифицировали по группам эмпатии и альтруизма. И в 77% случаев не ошиблись. В случае с расшифровкой мозговых сигналов это очень неплохой результат.

Неожиданные результаты были получены, когда стали разбираться, как влияет уровень базовой доброты (готовности поделиться просто так) на стимуляцию эмпатии и реципрокного альтруизма. Базовый альтруизм может быть больше или меньше, он определялся по количеству денег, отданных контрольному партнеру. Те, кто были склонны отдавать больше, считались социально ориентированными, те, кто меньше, — эгоистически настроенными. Оказалось, что на социально ориентированных личностей больше действовал стимул реципрокного альтруизма. А более эгоистичных участников больше стимулировала к щедрости эмпатия. Соответственно, у эгоистов сильнее активировалась связь от передней поясной коры к островку, а у просоциальных личностей сильнее активировалась связь между островком и полосатым телом. Как будто связи в мозге компенсировали то качество характера, которого у испытуемой недоставало, и мало меняли то, что и без того присутствовало.

Ученые подытожили эти результаты рекомендацией воздействовать, при необходимости, на добряков стимулами, связанными с реципрокностью, а у эгоистов стараться вызвать простую эмпатию.

Но в целом в этой работе показано, что, несмотря на общефилософскую уравниловку двух мотиваций (отдача безоглядная или с надеждой на награду), мозг работает с этими двумя мотивами по-разному. Но при этом оба пути обработки информации приводят к одному и тому же результату — сходной высокой оценке альтруистического поведения. Думается, что эта работа направит размышления о смысле этих мотиваций в иное, более материальное, русло и поможет лучше понять человеческую природу.

Источник: Элементы