В российский прокат выходит «Логан» — преисполненное скорби прощание Хью Джекмана с образом Росомахи. В то же время Мэттью Макконахи комично подурнел для роли в «Золоте» и озвучил поющую коалу в «Зверопое», а Кристен Стюарт открыла потусторонний мир в «Персональном покупателе» Оливье Ассаяса.

«Логан» (Logan)
Режиссер — Джеймс Мэнголд

Первым словом, которое произносит Росомаха (Хью Джекман) в третьем и, похоже, последнем фильме собственной, примыкающей к «Людям Икс» франшизы, становится отчаянный возглас «Fuck!». Радоваться супергерою решительно нечему: идет 2029-й, старость и вредные привычки подточили его когти и сверхспособности, мутантов на планете почти не осталось, а профессор Ксавьер (Патрик Стюарт) стремительно сходит с ума и уже не покидает огромного ржавого резервуара для воды — так безопаснее не столько для него, сколько для окружающих. Перспектива некоторого ренессанса Людей Икс замаячит, только когда в сюжет войдет молчаливая малолетняя девочка по имени Лора (Дафни Кин), чьи сверхспособности подозрительно похожи на таланты самого Росомахи.

Каким бы ни был реальный повод для завершения франшизы о Росомахе в ее нынешнем виде, с задачей Джеймс Мэнголд справляется достаточно эффектно, разворачивая в кадре хмурый, эмоционально оголенный поствестерн. Экзистенциальным мраком после фильмов Нолана о Бэтмене в жанре комикса не удивить, но «Логан» берет более тонкую интонацию — его герой не только жутко разочарован в жизни, но и съедаем ностальгией, в сущности, даже жалок. Сюжет, конечно, предоставит Росомахе возможность для искупления — но удержится от соблазна довести историю до не вполне логичного полного хэппи-энда, а также несколько раз проявит натуральную безжалостность. Экшен если не скуп, то эргономичен — это кино явно пытается избавиться от чрезмерности, характерной для кинокомиксов в принципе. Впрочем, при всех заслугах «Логана», ремонт, который он проделывает с жанром, на деле все равно оказывается косметическим. Его достаточно, чтобы освежить, приободрить канон, но не трансформировать его по-настоящему — в сердце этого кино все равно лежат элементарные, простые идеи об ответственности за близких и за собственное прошлое, и как и большинство комиксов, этот все равно не находит способа озвучить их лучше, чем утомительные, быстро скатывающиеся в самоповтор противостояния с почти оперетточным злом.

«Персональный покупатель» (Personal Shopper)
Режиссер — Оливье Ассаяс

Грустная, недавно лишившаяся брата-близнеца девушка Морин (Кристен Стюарт) работает персональным ассистентом по шопингу у парижской селебрити Киры (Нора фон Вальдштеттен) — шатается в одиночестве по бутикам, покупая платья, туфли и сумочки, не имея при этом возможности даже их примерить (таковы условия трудового договора). Но кроме хорошего вкуса, у Морин есть и еще один талант — спиритический: она считает себя медиумом и в первой же сцене фильма инспектирует на наличие потусторонних сил некий загородный дом. Призраки ждать себя не заставят, причем предстанут во всей недвусмысленной полноте, с грохотом стуча по стенам и изрыгая эктоплазму. Вступить в контакт с духом покойного брата, чего Морин отчаянно пытается добиться, будет несколько сложнее.

Та прямота, с которой Оливье Ассаяс вводит во вполне реалистическое пространство своего фильма довольно топорно сделанные привидения, может смутить или даже насмешить — но стоит все же проявить терпение. Понятно, что создания из эктоплазмы служат режиссеру скорее метафорой, чем поводом всерьез погрузиться в жанр хоррора. Важнее, что не менее призрачное существование ведет и сама главная героиня. Морин проводит почти все свое время в одиночестве, а с внешним миром общается то записками, то сообщениями мессенджера — неудивительно, что потусторонняя жуть, которую девушка так старательно вызывает себе на голову, в какой-то момент засквозит уже из смартфона. Ассаяс при этом не постесняется почти по двадцать минут снимать экран гаджета, тем самым намекая: его сумрачное, скрещивающее жанры и размывающее границы реальности и фантазии кино хочет быть не хоррором, но парадоксальным портретом современности. Современности, в которой порталы если не в потусторонний мир, то вглубь собственной головы открыть куда проще, чем осмелиться по-настоящему подпустить к себе другого живого человека.

«Золото» (Gold)
Режиссер — Стивен Гейган

У Кенни Уэллса (Мэттью Макконэхи) были хорошие времена: в начале 1980-х отцовский бизнес по спекуляции золотом процветал. Были и плохие: к концу того же десятилетия смерть родителя и кризис в экономике почти довели доставшуюся по наследству компанию до банкротства. Кто-то более тщедушный пришел бы к выводу, что пора менять сферу деятельности — но Уэллс не таков: он закладывает последние золотые часы и браслеты жены (Брайс Даллас Ховард), чтобы купить билет в Индонезию. Там его старый знакомый Майк (Эдгар Рамирес), кажется, наткнулся на золотую жилу — и ищет бизнесменов со связями и возможностью привлечь капитал для разработки месторождения.

Интенция, которая породила «Золото», понятна и небезынтересна — этот фильм пытается на современном материале и истории потрясшего Америку в 1993-м скандала с махинациями вокруг приисков добиться того же драматического эффекта, который в свое время высекали классические картины о золотой лихорадке рубежа прошлого века («Сокровища Сьерра-Мадре» вспоминаются в первую очередь). Проблемы «Золота», впрочем, связаны не столько с идеями, сколько с их исполнением — фильм Стивена Гейгана вынужден довольно быстро перейти от драйва золотоискательства к корпоративной драме, замешанной на реалиях фондового рынка и сатире на куда более алчных, чем любые добытчики, клерков с Уолл-стрит. При этом Гейган так и не находит правильную, убедительную интонацию — а его любовь к тому, чтобы без особого повода врубить за кадром Joy Division или New Order, размывает настроение фильма еще сильнее. Ничто здесь, впрочем, не смущает так, как перформанс Макконэхи — фальш-лысина и не менее искусственное брюхо, кривые зубы и показательно косноязычная речь превращают его игру в странное, противоестественное травести-шоу, заставляя от первой до последней минуты задаваться невольным вопросом: почему было просто не позвать на главную роль кого-то, менее неотразимого?

«Зверопой» (Sing)
Режиссеры — Гарт Дженнингс, Кристоф Лурделе

В населенном исключительно представителями животного мира мегаполисе скучают утомленные рутиной и повседневностью звери. Свинья-домохозяйка с тремя десятками поросят. Неуклюжая слониха с комплексом неполноценности. Непутевый мышонок, задолжавший звериной мафии. Ежиха, которой не очень повезло с бойфрендом и партнером по панк-дуэту. Кокни-горилла, не желающий продолжать семейное бандитское дело. Шанс на перемену участи всем им предоставится, когда владеющий захудалым местным театром коала-антрепренер в попытке привлечь новую аудиторию объявит певческий конкурс — вот только мечтатели еще не знают, что обещанный выигрыш в 100 тысяч долларов обзавелся парой нулей вследствие нелепой канцелярской ошибки.

За «Зверопой» ответственна студия Illumination — кузница таких неприхотливых комедийных мультхитов, как «Гадкий я» и «Миньоны», и кажется, это пока первый случай в ее портфолио, когда за коммерческим расчетом хоть немного можно рассмотреть живую душу. Проявляется она, конечно, не в карикатурной пародии на многочисленные телевизионные шоу а-ля «Голос» — или самой подборке песен, напоминающей взбесившийся караоке (звучит в основном золотая коллекция народных хитов в диапазоне от Синатры до The Queen). Снимавший «Автостопом по галактике» и «Сына Рэмбо» режиссер Дженнингс держит суматошный, взвинченный темп сюжета, но и находит время уделить достаточно внимания правдоподобным душевным заботам всех основных персонажей — и этот подход работает, постепенно завоевывая доверие. По крайней мере, проникнуться многодетной свиноматкой или гориллой с артистическими амбициями проще, чем утомительными эскападами безголовых миньонов.

Источник: lenta