В России прошел киберпонедельник — масштабная интернет-распродажа, организованная по образцу зарубежных сейлов. На фоне кризиса первые итоги разрекламированной акции оказались противоречивыми.

Необычный формат пришел из-за рубежа: в США так называют первый понедельник после «черной пятницы» (старта сезона распродаж), когда интернет-магазины предлагают существенные скидки на товары. Сам термин появился в середине 2000-х, прижился, и сегодня киберпонедельники ставят рекорд за рекордом: по данным аналитической компании comScore, если в 2006 году американские потребители по итогам акции потратили всего 610 млн долларов, то в 2014-м — уже 2 млрд, а в прошлом — 2,2 млрд.

Рождественские продажи 2015-го оказались рекордными во многих странах мира, но только не в России: виноваты снижение цен на нефть и экономические неурядицы. На этом фоне киберпонедельника (в отличие от зарубежных стран он проходит у нас в начале года) ждали с особым волнением: сможет ли он отыграть ситуацию? Полученные данные вроде бы обнадеживают — побит рекорд предыдущего года, оборот отечественных интернет-магазинов по результатам четвертого в истории страны киберпонедельника составил около 9 млрд рублей. В 2015-м это было 3,2 млрд. Новый рекорд продаж в Ассоциации компаний интернет-торговли объясняют несколькими причинами: ну, например, у акции стало больше партнеров, пришло больше людей, было сделано больше заказов…

Однако дьявол, как известно, в деталях. Средний чек у ряда участников киберпонедельника уменьшился на 10-25 процентов по сравнению с прошлогодней акцией. Продавцы объясняют это желанием потребителей сэкономить: люди покупали товары подешевле, делали больше мелких покупок…

Ритейлеры, впрочем, сделали все, чтобы в минусе не остаться: «Яндекс.Маркет» замерил, как изменились цены на товары в 10 крупных магазинах, участвовавших в акции. Оказалось, что в среднем скидки затронули только 9 процентов ассортимента, чаще неходовой товар. А вот целых 18 процентов ассортимента в день распродаж, наоборот, подорожало, причем цена росла зачастую на популярные модели. Например, подорожали 27 процентов холодильников, и лишь 9 процентов, наоборот, были выставлены с дисконтом. Более того, наибольшие скидки (до 60 процентов) были сделаны на дешевую бытовую технику, а вот дорогие товары, напротив, упали в цене не столь заметно, примерно до 30 процентов (на упреки продавцы отвечают, что все дело в курсе рубля и вообще, в нынешних обстоятельствах выставленные скидки — уже чудо).

Активисты в интернете внимательно отслеживали изменения цен: они сверяли ценники, сохраненные в кэшах поисковых систем, с ценниками, выставленными во время распродажи. Несколько раз блогерам даже удалось поймать продавцов на завышении цены, с которой делалась скидка, однако те постарались объясниться: ну, например, тем, что за несколько дней до акции регулярное повышение цен было у всех игроков, что товар добавили в последний момент для «усиления акции»… Ситуацию это прояснило, но оптимизма не добавило: не все покупатели, как отмечали в СМИ, остались довольны нынешней киберраспродажей — они ожидали большего.

Эксперты подтверждают: распродажи действительно неплохой способ заставить людей расстаться с деньгами в кризисные времена. Но сейчас и этот стимул может дать сбой: люди стараются избегать любых расходов, кроме самых необходимых.

— Как и в кризис 2008-го, они пытаются экономить везде, где могут,— говорит Диляра Ибрагимова, заместитель заведующего кафедрой экономической социологии НИУ ВШЭ.— Покупки стали более выверенными, если раньше во время скидок человек покупал три вещи, сейчас купит две, раньше на одну сумму, сейчас на другую, ниже. Некоторые покупатели кооперируются, чтобы сэкономить на доставке, упало число шопинг-туров за границу (слишком дорого)…

По словам эксперта, перестраиваться нужно всем, и не только потребителям.

— В тучные годы продавцы и поставщики закладывали в стоимость товаров максимально возможную маржу: люди тратили деньги, не задумываясь,— поясняет Ибрагимова.— Однако теперь продавцам тоже придется уменьшить свои аппетиты: выживут те, кто гибче, у кого более адекватные цены, чаще бывают скидки, выше лояльность к потребителю. Важно удержать своих покупателей, ведь найти новых в условиях снижения доходов и ожиданий практически невозможно.

Впрочем, не все продавцы, похоже, это поняли, многие компании по-прежнему делают ставку на наращивание цен. Когда этот номер готовился в печать, пришло сообщение, что уже в феврале цену на крупную бытовую технику и мебель в Москве и Санкт-Петербурге ждет повышение — до 20 процентов, речь прежде всего об импортной продукции. Вырастет и цена на компьютеры, причина — в курсе валют, передавала Русская служба новостей. Эксперты, впрочем, предлагают не паниковать: за 25 лет, прошедших с начала реформ, потребитель научился адаптироваться к кризисным ситуациям, и это на сегодня главная хорошая новость.

Источник: Коммерсантъ