Только из Москвы на свалки ежегодно вывозится не менее 360 тысяч тонн текстиля. Лишь в последнее время в России стали всерьез задумываться над тем, как продлить жизненный цикл одежды.

С 2010 года в стране стали появляться благотворительные магазины, куда одежда попадает из специальных контейнеров. В Москве и Санкт-Петербурге есть 3-4 организации, которые собирают вещи в контейнеры. В столице примерно 50-60 точек сбора одежды, в Санкт-Петербурге — около 200. Для сравнения, в Лондоне на 8 миллионов населения действует примерно 700-800 мест для сбора ненужной одежды и текстиля. Контейнеры там стоят около крупных магазинов и торговых центров, возле учебных заведений.

В России все большую популярность получают бесплатные ярмарки «дармарки» и «фримаркеты», где посетители обмениваются одеждой. Те вещи, которые остались неразобранными, организаторы отправляют в пункты приема или на переработку. Но чаще всего по правилам фримаркета хозяин отвечает за свою вещь, и если она никому не приглянулась, забирает ее обратно. Такие фримаркеты проходят в 49 городах России, в том числе в Москве, Санкт-Петербурге, Краснодаре и Сочи, Волгограде, Казани, Пензе, Ижевске, Калининграде.

«В 2018 году благодаря праздникам «Экодвор» было собрано почти 300 килограмм одежды без учета одежды, которая нашла новых хозяев сразу, — рассказала координатор проектов движения ЭКА Мария Малороссиянова. — В планах — расширение географии проекта и увеличение количества праздников, поэтому мы ожидаем прирост цифр».

По словам координатора программы сбора ненужной одежды в компании Charity Shop Юлии Процко, в целом меняется стиль поведения покупателя. Чтобы потом не выбрасывать вещи, люди стали меньше покупать одежду в сегменте масс-маркет и в большей степени отдавать предпочтение дорогим и качественным вещам. Из-за этого набирает популярность перепродажа одежды премиальных брендов. В Европе тренд на разумное потребление начался в 2012 году вместе с появлением интернет-магазинов на рынке ресейла (перепродажа). Сейчас такие магазины есть и в России. Так продлевается жизнь дорогостоящих вещей, которые могли бы отправиться на помойку после того, как модный сезон закончился, отметил Владимир Евладов, эксперт на рынке вторичных продаж премиальных брендов одежды.

Есть еще такой формат, как апсайклинг, когда старые вещи перешиваются. Энтузиасты часто обращаются к покупке вещей для переделки в секонд-хендах. «Винтажые джинсовки из секонд-хендов ярко расписывают в панковском стиле, расшивают камнями, декорируют и разукрашивают, также делают так называемый печворк, собирая из кусков ношенных джинсов новые вещи. Такие изделия мало того, что популярны, но и стоят дороже, чем новые. Также винтажные спортивные костюмы, ремни, сумки, бейсболки и толстовки — все сойдет для молодых модников», — рассказал дизайнер Илья Булычев.

Время от времени сбором одежды занимаются благотворительные фонды или церковные приходы. Правда, они часто выбрасывают вещи, которые после неправильного хранения испортились или не подошли получателям. Профильные проекты имеют тёплые сухие склады и знают, как именно нужно распределять вещи. Но заниматься этим готовы не все. Проблема заключается в том, что данное направление в бизнесе — низкомаржинальное, а поддержки ждать неоткуда.

«В России существует реальная пустота в области переработки и вторичного использования вещей. В Европе для соответствующих организаций существуют различные преференции, но в России никаких льгот для них нет — они работают на тех же условиях, что обычные коммерческие точки», — рассказала «Российской газете» эксперт Комитета «ОПОРЫ РОССИИ» по энергоэффективности и энергосбережению, координатор проекта ОНФ «Генеральная уборка» в Москве Наталья Розина.

Проблема решится, когда будет введена 100-процентная расширенная ответственность производителей текстиля или одежды. В России есть много переработчиков ненужного текстиля, но большинство из них работают на привозном сырье или на закупках у предприятий. Переработчики будут работать с отечественным сырьём, когда удастся наладить его сбор. Пока же Россия ежегодно ввозит из Европы для переработки около 1 миллиона тонн ветоши без учёта ввозимого в страну секонд-хенда. Всё это потом оказывается на российских же свалках. Парадокс, но россияне свою ветошь сдают на переработку в магазины зарубежных торговых сетей — таких, как H&M, потому что такие пункты проще найти. В результате ветошь уезжает за границу.

Остается работать над законами о социальном предпринимательстве, благотворительности и обращении с отходами, чтобы текстиль не ехал на свалки, а попадал на переработку или в благотворительные организации.

Источник: Российская газета