Елена ­Пинджоян, художественный руководитель театра-студии «Непоседы», о 25-летнем юбилее и секретах воспитания звезд.

В апреле 1991 года студентка режиссерского факультета Московского государственного университета культуры и искусств Елена Пинджоян поставила дипломный спектакль «Принцессы и рыцари», все роли в котором исполнили дети — из районного ДК и просто соседи по подъезду. Так появился театр-студия «Непоседы» — кузница юных талантов, воспитавшая в свое время популярных исполнителей Сергея Лазарева и Влада Топалова, участниц дуэта t.A.T.u. Юлию Волкову и Елену Катину, актрису и певицу Анастасию Задорожную. Сегодня студия поставляет юные дарования, которые покоряют наставников и зрителей рейтингового шоу «Голос. Дети». Такого успеха не удавалось достичь еще ни одному детскому коллективу в нашей стране. Как раскрыть талант ребенка? Не попасть в ловушку родительских амбиций? И получить стоящую профессию, даже если в тебе живет «второй Майкл Джексон»? Откровенный разговор о детском шоу-бизнесе за праздничным тортом.

Когда я только начинала работать с «Непоседами», у меня не было никаких ориентиров. Я понимала, что брать пример с других детских коллективов, например с «Кукушечки», нам не нужно. Зато я внимательно следила за западными артистами, интересовалась современной музыкой, находила подпольные видеозаписи концертов, смотрела у друзей по спутниковому телевидению MTV. Тогда я поняла, что хочу делать детский материал, но по-взрослому. И начала закладывать базу: пригласила хореографа, педагогов по вокалу и сольфеджио. В итоге мы пели не детские песни, а джаз — «Колыбельную Клары» Джорджа Гершвина.

У меня режиссерское образование, и я всегда обращаю внимание детей на содержание произведений, чтобы они понимали, о чем поют. Важно, чтобы это соответствовало их собственным мыслям и чувствам.

Работать с детьми следует очень осторожно: ребенок всегда должен оставаться ребенком. Нередко бывает, что попытки сделать маленького артиста профессионалом приводят к тому, что потом его не берут ни в один профильный вуз. Ребенок сам по себе интересен, у него богатый внутренний мир. Ему всегда есть что сказать. Ни в коем случае нельзя убивать его непосредственность.

Хотя мы стараемся постепенно готовить наших воспитанников к выступлениям, часто так получается, что свои первые шаги на сцене они совершают не где-нибудь, а в Кремлевском дворце. Но нужно понимать: многие дети (даже самые талантливые и артистичные) вообще не готовы к публичности. Ребенок во время номера может испугаться, расплакаться и убежать, малыши иногда и лужи за кулисами оставляют. И это нормально. Постепенно он должен просто привыкнуть к тому, что сцена — это не страшно.

Детская конкуренция существует, но практически всегда виной этому родители. Если ребенок слышит, что его мама и папа обсуждают успехи и неудачи других детей, он впитывает это, как губка, и внутри коллектива начинается борьба за лидерство. Мы принципиально стараемся сохранять равноправие: если в одном номере ребенок солирует, то в другом он уже будет на подпевке или на подтанцовке. Таким образом мы приучаем артистов к тому, что нужно помогать друг другу, а не соперничать.

Я часто бываю на детских конкурсах как член жюри, приезжаю поддержать моих воспитанников на шоу вроде «Голос. Дети» и вижу за кулисами чудовищные вещи. Например, когда девятилетняя девочка на полном серьезе рассуждает о том, как многого она достигла в своей жизни. Или говорит другим участникам: «Можете даже не напрягаться, я выиграю». Мамы и папы иногда ведут себя не лучше, а любой заведенный родитель — это страшно. Однажды на моих глазах к девочке-конкурсантке подбежала мать другой участницы с криком: «Ты зачем копируешь манеру моей дочери?!» Некоторые угрожают своим детям наказанием, если те не пройдут в финал. За этим жутко наблюдать! Нельзя так насиловать детскую психику и делать ребенка заложником собственных нереализованных амбиций. Но, к сожалению, это случается очень часто.

Дети растут, и всегда наступает момент, когда приходится расставаться с воспитанниками. Помню, как однажды мне позвонила мама 16-летнего Сережи Лазарева: «Я не знаю, что мне делать. Он целыми днями пересматривает выступления «Непосед» и рыдает». Мы никогда не выгоняем детей из коллектива, но существуют объективные вещи — такие, как возраст. В эти моменты мы пытаемся направить наших подростков. Я, например, всегда убеждаю их в необходимости получить образование и освоить «нормальную» профессию. Дело в том, что работа танцора или певца — сиюминутная, как бабочка-однодневка. Сейчас ты взлетел, но удерживаются на высоте единицы. Конечно, нужно следовать за мечтой, трудиться, стараться — но при этом иметь и пути для отступления. Не обязательно уходить из музыки, всегда можно найти смежные профессии: ты можешь не стать великим певцом, но из тебя может выйти отличный педагог по вокалу, звукорежиссер или композитор. А для этого обязательно нужно учиться.

За 25 лет дети сильно изменились. Они стали индивидуалистами, больше погружены в себя. В «Непоседах» мы стараемся научить их взаимодействовать и раскрываться друг перед другом, но все равно я часто вижу, как они сидят, уткнувшись в свои телефоны или планшеты: все, что происходит вокруг, их не интересует. Зато они в целом стали более развитыми, очень интересно рассуждают. Хотя многое все же зависит от конкретного ребенка. Каждый из них — личность.

Бесталанных детей не бывает, зато бывают невнимательные родители. Вы просто обязаны дать ребенку возможность попробовать себя везде, потому что в каждом скрыта какая-то золотая жилка. Из «небла­гозвучного» малыша может вырасти роскошный вокалист, и на наших глазах не раз такое происходило. Главное — дать возможность раскрыться таланту. Звездами не рождаются, ими становятся.

Источник: elle