Инвестиционный бизнес банков, банковских групп и холдингов вскоре попадет под жесткое регулирование. Под давлением Международного валютного фонда и Всемирного банка в России будут внедрены ключевые базельские принципы, требующие согласования с ЦБ всех значимых для банков сделок по приобретению компаний. Цель — минимизировать риски инвестбизнеса банков, но, с другой стороны, существенно ограниченным может оказаться M&A-бизнес.

Уведомление о начале разработки поправок к закону «О банках и банковской деятельности», дающих ЦБ полномочия по контролю за инвестиционной деятельностью банков, вчера было размещено на сайте Regulation.gov.ru. Суть поправок: приобретение значимых долей в компаниях потребует согласия Банка России. Под значимыми долями разработчики понимают такие, которые позволяют определять решения, принимаемые компанией. Целью поправок заявлено «совершенствование банковского регулирования в России и приведение его в соответствие с базельскими Основополагающими принципами эффективного банковского надзора». По имеющимся данным, на отсутствие реализации этих принципов в российском законодательстве России было указано в результате недавней Программы оценки финансового сектора (Financial Sector Assessment Program, FSAP), проводимой Всемирным банком и МВФ. По данным сайта МВФ, она прошла в 2016 году.

По сути речь идет о существенно большем контроле за инвестиционным аспектом деятельности банков, а точнее — за связанными с этим рисками для их финансовой устойчивости. То есть ЦБ будет оценивать, не повлияет ли та или иная покупка на устойчивость банка, банковской группы или холдинга. Первоначально в России акцент в регулировании был сделан на кредитной деятельности и ее рисках. Отдельные инструменты регулирования инвестиционных рисков присутствуют и в текущем регулировании: в частности, Н12 — норматив использования собственных средств банка для приобретения акций (долей) других юрлиц (не более 25% капитала) или повышенные коэффициенты риска по таким активам в «Базеле-3». Однако, согласно международной практике, этого недостаточно.

Таким образом, если до сих пор банки инвестировали в непрофильные активы по большей части на свой страх и риск, то теперь в этих вопросах им придется учитывать мнение ЦБ. Поскольку вопрос для рынка крайне чувствительный и очень многое будет зависеть от того, насколько полно западные нормы будут имплементированы в российскую реальность, комментировать его официально не согласился ни один из опрошенных банкиров.

Неофициально участники рынка указывают на два ключевых момента. Первый — на что будет ориентироваться ЦБ при согласовании таких сделок и насколько объективной будет эта ориентация. Здесь все будет зависеть от того, как Банк России регламентирует свой подход. Впрочем, опыт у ЦБ в этом вопросе есть — он уже согласовывает покупку банками зарубежных активов. Второй момент — какой круг сделок охватит это согласование: будут ли это только сделки, совершаемые непосредственно самими банками, или также сделки в рамках банковских групп и холдингов, как того по большому счету требует западный стандарт.

По словам собеседника  в банке из топ-10, если речь только о прямых покупках — «это полбеды». «Как правило, банки не делают инвестиции в компании напрямую от своего лица, поскольку это влияет на норматив Н12. Прямые инвестиции бывают, если банк приобретает банк, но такие сделки и так согласовываются ЦБ, или в рамках урегулирования кредитной задолженности, когда банк получает акции в счет погашения кредита»,— говорит собеседник. Примеры такие есть: «Рублево-Архангельское» у Сбербанка, «Галс-Девелопмент» — у ВТБ. «Впрочем, тут ситуация довольно прозрачная: альтернативой такой сделки является потеря кредита, поэтому в девяти из десяти случаев, думаю, проблем с согласованием не возникнет»,— считает банкир.

Однако если точно следовать «Базелю», то речь может пойти о покупках, совершаемых в рамках финансово-промышленных групп, в том числе собственниками, а не только о прямых инвестициях со стороны банков. «И это совершенно другой, крайне чувствительный вопрос, который затронет как минимум половину банков»,— говорит собеседник в еще одном крупном банке. По сути в зависимости от агрессивности ЦБ могут возникнуть риски вмешательства регулятора в бизнес. Впрочем, проконтролировать все ЦБ будет сложно, уверены банкиры. Скорее всего, придется создавать специальный департамент, который займется аудитом нефинансовых организаций. При этом время, которое уйдет на согласование — отдельный большой риск для рынка M&A.

Источник: Коммерсантъ