Гендерный разрыв (англ. gender gap) — тема в последние годы модная. Так, напомню, называют разницу между социальными позициями мужчины и женщины вообще, но чаще всего — банальную разницу в зарплатах. И хоть повышенное внимание к проблеме явно идёт ей на пользу (в том смысле, что разницу сокращает), гэп закрывается издевательски медленно и хуже того, многие вещи остаются непонятными. Хотя бы вот даже простейший вопрос: почему разрыв образовался? Вопрос простой, но простота здесь обманчива. Так что давайте пройдёмся по нему снова, тем более, что есть повод.

Поводом стал отчёт рекрутёрского сайта Hired.com об окладах его клиентов. Hired, в двух словах, это одно из кадровых агентств новой волны: услуги для ищущих работу бесплатны, зато и резюме может висеть лишь ограниченный срок и т.п. Короче говоря, площадка для активного поиска работы, нацеленная на технарей (прежде всего ИТ). Так вот, проанализировав больше 100 тысяч предложений за последний год, они нарисовали неприглядную картину, представленную на графике ниже. Неприглядную, но такую привычную!

Расшифровывается график легко: по горизонтали — разница в окладах между представителями полов, по вертикали — суть, число предложений о работе. Таким образом смысл: женщина, работая на той же должности в той же компании, что и мужчина, чаще получает меньше мужчины. И варьируется эта разница от едва ощутимых единиц процентов до десятков, а в среднем чувствительна всегда: каждое десятое место женщине оплачивается на 20% хуже. И любые добавки к этому уравнению — вроде национальности или расы, даже сексуальной ориентации — только делают дополнительно ухудшают результат. В итоге лучше всего оплачивается труд белых мужчин, хуже всего — чернокожих женщин. Добро пожаловать в XXI век!

На самом деле, повторюсь, никакого открытия тут не сделано. Аналогичную картину так или иначе рисуют все исследователи, в какой бы плоскости они ни изучали рынок труда. И все дают примерно одинаковый вывод: да, тенденция к улучшению есть, но существующими темпами гендерный разрыв закроется лишь к середине следующего столетия (прогноз Американской ассоциации женщин в университетах, которую я упоминал пять лет назад).

Чтобы закрыть гэп быстрее, необходимо понять, почему он вообще образовался. А вот здесь начинаются сложности. Вариантов-то масса, но ни один не объясняет всего.

Есть объяснение «историческое»: мол, в ИТ традиционно больше мужчин, из-за чего женщину интуитивно считают непригодной для такой работы, а если уж принимают, то платят ей меньше. Есть объяснение «финансовое»: мол, женщина чаще оставляет работу по личным обстоятельствам (например, рождение ребёнка), так что работодатель идёт на понятные риски, нанимая молодую сотрудницу вместо сотрудника.

Есть объяснение «порочного круга»: размер оклада на новом месте формируют, опираясь на то, сколько получал новый сотрудник на предыдущем месте работы — и, поскольку женщина почти наверняка получала меньше мужчин, разрыв сохраняется. Наконец есть объяснение «гендерное»: мол, слабый пол предпочитает хуже оплачиваемые, но и требующие меньших трудозатрат должности и специальности (впрочем, учитывать этот эффект пробовали, но оказалось, что и он объясняет не всё).

Ничего удивительного, что гендерный разрыв считают проявлением дискриминации по половому признаку, а вина за него возлагается на общество и прежде всего на мужчин: это оно, это они воспринимают женщину как человека второго сорта! Однако существуют и другие — назовём их альтернативными — точки зрения, с выводами когда созвучными, а когда и диаметрально противоположными.

Кстати, не везде и не всегда гендерный разрыв в пользу мужчины. Например, четырнадцать лет назад много говорили о гэпе с обратным знаком, сформировавшемся в высшем образовании — где доля слабого пола отчего-то росла.

Давайте, например, взглянем на проблему глазами работодателя как покупателя рабочей силы. Рынок свободный, эффективный, а значит, никто не заставляет работодателя руководствоваться какими-то иными соображениями, кроме цены и, возможно, работоспособности персонала (впрочем, работоспособность всегда учтена в цене, так что нет смысла рассматривать её отдельно). И что же получается? Что если бы разрыв на самом деле существовал неоправданно, то есть женщин ущемляли бы несправедливо, типичным работником ИТ-индустрии был бы не молодой белый мужчина, а… правильно: темнокожая женщина, выпустившаяся больше шести лет назад (не потому, что опытная, а потому что вступила в детородный период)! Согласно отчёту Hired, именно такой сотрудник обходится дешевле всего!

Но поскольку в действительности мы такой картины не наблюдаем, придётся признать, что оценка, данная женщине рынком, справедлива. То есть ей и вправду платят меньше, чем мужчине, но эта разница — отрицательная компенсация за все явные и неявные, гласные и такие, о которых говорить не принято, неудобства, неэффективность работника-женщины. И пенять женщине не на кого, кроме себя самой. Если эта теория верна, гэп никогда не закроется: все попытки насильственно уравнять зарплаты окончатся неудачей, потому что рынок будет возвращать женскую зарплату к справедливому уровню.

А что если дело вообще не в женщине, как все привыкли считать? Давайте допустим на минутку, что ИТ-компании действительно «дышат» к работникам по-разному — да вот только не хуже к женщинам, а лучше к мужчинам, потому что профессии здесь исторически ассоциируются с сильным полом. В таком случае, возвращаясь к деньгам, не женщины недооценены, а мужчины переоценены. И следовательно, нужно не повышать женскую зарплату, а снижать мужскую! Если так, то справедливая оценка со временем выяснится и разрыв устранится. Но не улучшением условий для слабого пола, а ухудшением для сильного!

Увы, недостаток у альтернативных теорий тот же, что и у доминирующих: они не объясняют происходящего полностью, а проверить их не представляется возможным из-за чрезвычайно медленной динамики самого гендерного разрыва: на отрезках в несколько лет наблюдаемые изменения настолько малы, что могут быть списаны на погрешности измерения. Таким образом польза от дискуссии только в том, что к проблеме наконец привлечено внимание общественности — и если какие-то объективные недостатки найдутся, они будут устранены. Но вот исчезнет ли когда-нибудь сама разница в оплате труда мужчины и женщины? Лично я на это уже не поставлю.

Источник: Компьютерра